657
БАКИНСКИЕ КОМИССАРЫ
658
ских беков во время революции 1905. Столкнове­ние тюрок и армян началось в февр. 1905 бакин­скими погромами, к-рые перекинулись в боль­шинство сельских районов Закавказья и дли­лись до лета 1S06. Царское пр-во, играя на нац. оречиях мелсду тюрками и армянами, втя-щУаку трудящиеся массы. На всем протяжении колониальной эксплоатации Кав­каза национальная политика царизма строилась на принципе «разделяй и властвуй». Царское пр-во сочетало свою политику и с интересами тюркской буржуазии и помещиков и с инте­ресами армянской нефтепромышленной и тор­говой буржуазии, но в обоих случаях страда­тельным лицом оставались трудящиеся массы армян и та рок. Используя исконную вражду господствующих классов, царское пр-во через полицейский аппарат само организовало меж-дунациокальную резню, вплоть до снабжения враждующих лагерей оружием. Основная цель провокации—помешать выявлению классовой солидарности трудящихся. Бакинским больше­викам пришлось провести большую работу по орг-ции интернациональных рабочих отрядов для борьбы против погромов и в знак проте­ста против погромной политики царизма про­вести массовые митинги и всеобщую забастов­ку (12—14/11 1905). Руководитель и вдохнови­тель Бакинской резни—генерал Накагаидзе— был убит.
БАКИНСКИЕ КОМИССАРЫ—вожди бакин­ского пролетариата в числе 26, расстрелян­ные 20/IX 1918 англичанами при участии с.-р.: Степан -Шаумян—старый б-к, чрезвычайный комиссар Кавказа, пред. СНК и комиссар по иностр. делам Бакинской коммуны; Прокофий Джапаридзе («Алеша»)—один из выдающихся орг-торов борьбы бакинских рабочих на про­тяжении многих лет, наркомвнудел и нарком-прод; И. Фиолетов (Ваня)—пред. Бакинского совета нар. х-ва, все трое—члены Кавказского краевого к-та партии; Григорий Корганов— наркомвоенмор, пред. РВС Кавказской армии; Арсен Амирян—редактор газеты Бакинского к-та большевиков «Бакинский рабочий»; Меша-ди Азизбеков—руководитель тюркского проле­тариата и крестьянства, губернский комиссар; Г. Петров — командир Московского отряда, левый с-р.; Павел Зевая — комиссар труда; М. Везиров — комиссар земледелия, левый с.-р.; Сурен Осепянц—редактор «Известий Ба­кинского совета»; Иван Малыгин—член Воен­ного совета; Б. Авакян—комендант Баку; Ба­сни, Костандян и др. сов. работники и комис­сары-коммунисты.
Летом 1918 Бакинская коммуна переживала критическое положение. Военные силы ее были немногочисленны и в нек-рой своей части мало­надежны. Отреганная от центра Сов. страны и от житницы—Сев. Кавказа, она была почти ли­шена помощи извне, обречена на полуголодное существование и со всех сторон окружена вра­гами. Из Дагестана на Баку был двинут конный полк, из Елизаветполя (Ганджи)—вооружен­ные банды, руководимые муссаватистами, из Тифлиса—военные отряды, сформированные Закавказским пр-вом меньшевиков, с-р., даш­наков (см. Дашнакцутюн). Из Персии угрожа-ли находившиеся там англичане. В конце июня в Бакинском районе появились турки, а в са-Баку—заговор меньшевиков,, с.-р. и даш­наков, связанных с англичанами. Вралгеское кольцо все теснее и теснее смыкалось вокруг
Баку. Меньшевики, с .-р., дашнаки повели |
широкую антисоветскую агитацию среди ба­кинских рабочих под предлогом спасения го­рода от германо-турецких империалистов, вы­ставили в Совете требование пригласить в Баку англичан, с к-рыми они уже на продолжении ряда месяцев вели переговоры. Несмотря на опубликование полученной 21/VII из Царицы­на от Сталина телеграммы: «По последним све­дениям народнические фракции Бакинского Совдепа добиваются призвания варягов-анг­личан, якобы против турецкого захватниче­ства... Именем Всероссийского ЦИК я требую от всего Бакинского Совета, от армии и флота полного подчинения организованной воле ра­бочих и крестьян всей России. Во исполнение решения V Съезда Советов я требую от Бакин­ского Совнаркома безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала вплоть до ареста членов соответст­вующих военных миссий»,—часть бакинских рабочих, поддавшись мелкибурж. влиянию ан­тисоветских партий, поддержала последние. Расширенное заседание Совета (25/VII) сов­местно с фаб.-заводскими, ротными, полковы­ми и корабельными к-тами, несмотря на призы­вы большевиков организовать сопротивление туркам собственными силами, ничтожным боль­шинством голосов националистических и согла­шательских партий вынесло постановление о приглашении англичан. В своих выступлениях большевики доказывали, что «появление англ. войск на территории Баку будет означать ок­купацию детого города англ. империалистами», что приглашение англичан будет означать раз­рыв с Сов. Россией. Когда выяснились резуль­таты голосования, Шаумян заявил: «Приняв­шие Бту резолюцию порвали всякую связь меж­ду вами, ставшими на предательскую точку зре­ния, и памп. Мы снимаем ответственность за преступную политику, к-рую вы начинаете». Ленин 29/VII 1918 на заседании ВЦИК, об­суждая правильность тактики бакинских боль­шевиков, говорил, что они «сделали шаг, един­ственно достойный социалистов не на словах, а на деле; решительный отказ от какого бы то ни было соглашения с англо-французски­ми империалистами—единственно правильный шаг бакинских товарищей». Бакинские комму­нары до конца отстаивали свою позицию. Когда вопрос о приглашении англичан был решен, Ба­кинский Совнарком во главе со Степаном Ша­умяном сложил с себя полномочия, и власть была захвачена соглашателями. В Баку была установлена «Диктатура Центрокаспия и Врем. исполнительного к-та»—диктатура с.-р., мень­шевиков, дашнаков и реакционного офицерст­ва, созданная для борьбы с большевиками. Вер­ные Советской власти красные революционные войска погрузились вместе с СНК и др. совет­скими и партийными учреждениями на 17 паро­ходах для эвакуации в Астрахань, но были за­держаны Центрокаспием. При новой попытке уйти из Баку пароходы были настигнуты фло­том Центрокаспия и обстреляны артиллерий­ским огнем, Красные войска были разоруже­ны. Часть видных работников Бакинской ком­муны, около 40 человек, была арестована и приговорена к расстрелу. Приговор не был осуществлен из страха перед бакинским про­летариатом. У меньшевиков, с.-р. и дашнаков был план оставить арестованных в тюрьме на растерзание туркам, вступавшим в Баку под [ лозунгом: «беи большевиков!». В последнюю



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.