-643    ЦЕХИ    544

Ц. В этих же целях регламентировалась длина рабочего дня, напр., от восхода солнца до захода, или запрещалась работа при искус-■ственном освещении. Ц. строжайшим образом следили за соблюдением многочисленных средневековых праздников, предписывали •оканчивать работу по субботам до наступления вечера, а в нек-рых случаях санкционировали празднование «синего понедельника». Подобные правила издавались Ц. не в целях охраны труда ремесленников, а в целях обеспечения всех мастеров работой и заказами, что, в свою очередь, гарантировало им установленный обычаем прожиточный минимум, или «кормление». В первые века существования Ц. (до зарождения капиталистич. отношений) производство в целях накопления богатства или для наживы преследовалось цеховыми статутами: «Приличное его (мастера.—Ред.) положению существовав и е,—а нѳ меновая стоимость как таковая, не обогащение как таковое,—выступает здесь целью и результатом эксплоатации чужого труда», т. ѳ. труда подмастерьев и учеников [см. Архив Маркса и Энгельса, т. II (VII), 1933, стр. 111]. Конечно, в пределах каждого города и Ц. существовал свой прожиточный минимум, установившийся обычаем и санкционированный уставами Ц. Борьба против наживы и соблюдение правила

о «приличном существовании» являлись мероприятиями, гарантировавшими нек-роѳ равенство между мастерами лишь в пределах одного Ц. и города, но нѳ исключали значительного имущественного неравенства между мастерами различных Ц. или между ремесленниками одной специальности, но жившими в разных городах.

Ц. являлись организацией мастеров, поэтому «подмастерья и ученики были организованы в каждом ремесле так, как этого требовали интересы мастеров» (Маркс и Энгельс, •Соч., т. IV, стр. 42). Срок ученичества колебался от 2 до 8 лет, иногда доходил до 12 лет. ■Срока обязательного стажа для подмастерьев как промежуточной стадии между ученичеством и званием мастера не существовало, но со временем многие Д. перестали давать звание мастера без прохождения стажа подмастерья. Приём учеников и присуждение звания мастера происходили на общих собраниях Д. Цеховые власти следили за выполнением договора, заключённого при отдаче ученика мастеру, и по своему усмотрению могли отобрать ученика и передать его другому мастеру, если договор был нарушен или требовалось уравнительное перераспределение рабочей силы. В тех случаях, когда город находился в политич. зависимости от феодала, вновь принимаемые в Ц. мастера уплачивали ему установленный налог за право заниматься ремеслом.

Ц. охраняли ремесленников от эксплоатации со стороны купцов и ростовщиков, поэтому они предписывали своим членам при покупке сырья и при сбыте готовых изделий не пользоваться услугами посредников и перекупщиков. Все мастера были поставлены цеховыми статутами в совершенно одинаковые условия, и если один из них приобретал большое количество сырья, то он обязан был поделиться с теми, у кого его недоставало. Для сбыта готовых изделий Ц. устраивали ма, рынках склады, лавки или торговые ряды.

Производилась продажа и в мастерских ремесленников, но, чтобы избежать конкуренции между членами Ц„ во всех случаях воспрещалась реклама и выставление товаров напоказ. В средневековом ремесле техническое разделение труда было незначительным и совсем отсутствовало между ремесленниками одного и того же Ц. Рост разделения труда обычно приводил к образованию новых Ц., к-рых, например, в Париже 13 в. насчитывалось до 130.

К концу средних веков проникновение капиталистич. отношений в ремесло вызывало упадок и разложение Ц. Углублялось экономич. неравенство между мастерами, принадлежащими к разным Ц. Напр., золотых дел мастера или мясники владели крупными средствами, а сапожники, изготовлявшие деревянную обувь, или льноткачи оставались бедняками. Экономич. неравенство между Ц. смежных по производству специальностей нередко приводило к тому,что богатый Ц. превращался в организацию предпринимателей, эксплоатирующих ремесленников других смежных Ц. Напр., в шерстяной пром-сти Ц. красильщиков или ткачей, члены к-рых владели нек-рым капиталом, закупали шерсть и раздавали её членам Ц. шерстобитчиков и прядильщиков и забирали у них готовую пряжу. Таким образом, внешние формы цехового строя прикрывали зачатки капиталистической мануфактуры, например, в шерстяной промышленности Флоренции 14 и 15 веков. Этот же процесс усиливал экономическую дифференциацию между членами одного и того же Ц., способствуя тому, что более зажиточные мастера становились предпринимателями .

В период упадка и разложения цехового ремесла мастера пытались отстоять своё существование посредством т. и. замыкания Ц. Приём новых членов всячески затруднялся: напр., от вступающего в Ц. вместо обычной пробной работы требовали «шедёвра»—тщательно выполненного изделия из высококачественного и, следовательно, дорогого сырья. К этому присоединялось требование дорогих угощений для мастеров, высокие взносы в кассу Ц. и т. п. расходы, непосильные для основной массы подмастерьев. Стали чрезвычайно придирчиво относиться к происхождению кандидата, отстраняя всех лиц, родители к-рых занимались т. н. позорящими профессиями или в случае наличия у кандидатов хотя бы незначительных проступков уголовного, политич. или религиозного характера. Замыкание Ц. лишало подмастерьев возможности стать самостоятельными ремесленниками, если они не принадлежали к членам семьи мастеров. В противовес Ц. организовались союзы или товарищества подмастерьев (во Франции—т. н. комшнъонажи), к-рые руководили борьбой за улучшение материальных и правовых условий труда и жизни подмастерьев.

Развитие капиталистич. промышленности сделало Ц. излишними, хотя в виде пережитка они долго ещё продолжали существовать в отдельных странах. Последние удары были нанесены Ц. законодательством^ о свободе пром. деятельности, получившей окончательное признание в Англии и Франции к концу 18 в., в Германии—ко второй половине 19 В.    Я. Зутис.





Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.