■627    ЧЕРНЫШЕВСКИЙ    628

идеалистов приписать сознанию особое, независимое существование. Философская система Ч. непосредственно связана с политич. борьбой. В разрешении конкретных социально-по-литич. вопросов Ч. применял основные принципы диалектич. метода, проявляя революционное понимание диалектики. Он брал человека не только как продукт природы, но и как продукт историч. развития, брал классового человека, близко подходя к диалектич. материализму. Однако Ч. не мог прочно слить диалектику со своей матѳриалистич. философией и нередко в объяснении общественных явлений апеллировал к разуму, к просвещению.

Философские взгляды Ч. были огромным шагом вперёд в поисках «правильной революционной теории*. Хотя Ч. и не мог, в силу условий русской жизни того времени, подняться до диалектического материализма, он был «единственный действительно великий русский писатель, который сумел с 50-х годов вплоть до 88-го года остаться на уровне цельного философского материализма и отбросить жалкий вздор неокантианцев, позитивистов, махистов и прочих путаников» (Ленин,' Соч., т. XIII, стр. 295). В предисловии к 3 изданию «Эстетических отношений искусства к действительности», написанном в 1888, Ч. критиковал метафизич. теорию Канта о субъективности нашего знания. Ленин, отмечая эту критику, писал, что Ч. «стоит вполне на уровне Энгельса, поскольку он упрекает Канта не за реализм, а за агностицизм и субъективизм» (Ленин, там же, стр. 294),

В учении о социализме Ч. искал прежде всего разрешения экономич. проблем. Внимание Ч. было обращено к «материальным условиям быта, играющим едва ли не первую роль в жизни», к экономич. законам, «управляющим общественным бытом». Так же, как и философия, экономич. наука служилау Ч. целям ■освободительной борьбы. Он глубоко изучил •системы классической буржуазной экономич. науки. Работая над произведениями А. Смита, Рикардо и др., Ч. пришёл к выводу о классовой ограниченности систем бурж. экономистов. В своих примечаниях к переводу «Оснований политической экономии» Д. С. Милля {I860—61), в статье «Капитал и труд» (1860) и в др. работах Ч. подверг критике буржуазную классическую политич. экономию и создал свою политико-экономич. систему. Он указал на то, что господствующая политико-экономич. теория провозглашает владычество конкуренции. Критикуя теорию Мальтуса, к-рый видел основное бедствие общества в перенаселении, Ч. подчёркивал, что основа бедствий и нищеты народных масс лежит в экономич. структуре общества, в господствующих отношениях между людьми. Маркс высоко ценил экономич. работы Ч.; он писал в послесловии ко 2-му изданию «Капитала», что «банкротство „буржуазной“ политической экономии... мастерски выяснил уже в своих

Очерках политической экономии по Миллю“ великий русский учёный и критик Н. Чернышевский» (см. Маркс, Капитал, т. I, 8 изд., 1936, стр. XVIII).

Ч. дал яркую критику капитализма, охарактеризовав его конкуренцию, кризисы, ведущие к потере продуктов, с особой силой подчеркнул ту несправедливость, что капиталисты живут за счёт рабочих. Капиталистич.

системе хозяйства Ч. противопоставил социалистическую систему, в которой сам работник становится владетелем произведённых им ценностей, а самый труд будет организован не на принуждении, а на добровольном сотрудничестве, на коллективизме. Строя свою «теорию трудящихся», к-рую он противопоставил господствующей экономической «теории капиталистов», Ч. предусматривал организацию промышленно-земледельческих товариществ, к-рые субсидировались бы государством. Ч. понимал необходимость изменения организации производства, построения её на основе коллективного общественного производства. Однако, занимаясь гл. обр. проблемами распределения продуктов, Ч. мало уделял внимания проблеме организации производства, с чем связан ряд ошибок в его экономич. теории. Ч. мечтал о переходе к социализму через старую полуфеодальную крестьянскую общину. Ч. «не видел и не мог в 60-х годах прошлого века видеть, что только развитие капитализма и пролетариата способно создать материальные условия и общественную силу для осѵшѳствления социализма» (Ленин, Соч., т. XV, стр. 144). В отличие от народников 70—80-х гг. Ч. понимал прогрессивные стороны капитализма. Он понимал роль пролетариата на Западе как революционного класса, понимал, что движущей силой прогресса на Западе является борьба пролетариата против капиталистов. Однако Ч. не выделял пролетариат из общей массы «простолюдинов», т. е. рабочих и крестьян, не знал, что только пролетариат способен повести общество к социализму.

Возлагая свои надежды на крестьянство, Ч. не безоговорочно принимал общину; он самый вопрос о роли общины подчинил главной для того времени проблеме—проблеме уничтожения революционным путём крепостничества.

Разрешая революционно-экономич. проблемы, Ч. неизбежно должен был обратиться к изучению истории Зап. Европы, чтобы установить, как развивалась жизнь, как развёртывалась там классовая борьба. Взгляды Ч. на историю наиболее полно выражены в работах: «Борьба партий во Франции при Людовике XVIII и Карле X» (1858), «Июльская монархия» (1860), «Кавеньяк» (1858). Они проникнуты духом революционного демократизма. Во всей сложности историч. событий Ч. выделял основные события, подчёркивал роль общественной практики, анализировал ход классовой борьбы. Ч. многократно подчёркивал великую историч. роль народных масс и рост их историч. инициативы и активности. Несмотря на цензуру, Ч. сумел насытить свои статьи острыми сравнениями с современностью, указывая на то, что правительства, идущие против требований народных масс, в конце-концов будут неминуемо свергнуты. Оценивая факты западно-европ. общественной жизни, Ч. учил рус. читателя понимать, в чём заключается зло российской действительности. Особенно язвительной была критика либералов, к-рые вводили народ в заблуждение, отвлекая его от революционной борьбы. Ч. отмечал, что либералы враждебны демократам «и всегда находят почву для соглашения с существующим режимом.

Для социологии, взглядов Ч. -характерно переплетение идѳалистич. и материалистич.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.