1037    ЭТИКА    1038

В эпоху Возрождения возникают этичѳскиѳ учения, выступающие против средневековой аскетич. морали. Распространяются идеи гуманизма, требующего освобождения личности от сословно-феодальной скованности. Непримиримый враг схоластики материалист Джордано Ни у но (1548—1С00) выступает с проповедью оптимизма. Он отрицает реальность зла, горячо верит в прогресс, в победу передовых идей. Англ. социалист-утопист Томас Мор (1478—535) связывает вопросы морали с общественным строем и осуждает частную соб-* ственность на средства производства, оказывающую губительное влияние на моральные достоинства человека. Другой представитель утопич. социализма итальянец Кампанелла (1568—639) провозглашает торжество истинной нравственности в грядущем коммунистич. «Государстве солнца».

С развитием бурж. революционных идей усиливается материалистич. критика религиозных этических учений средневековья. Спиноза (1632—77) рассматривает человека как часть природы. Поведение человека полностью зависит от объективной закономерности. Стоя на позиции созерцательного материализма, Спиноза видит цель человеческого существования в познании природы, в сознательном и свободном подчинении человека необходимости. Огромную роль в истории этических учений сыграли франц. материалисты 18 в., противопоставившие религиозной Э. мораль «разумного эгоизма». Основу нравственности они видели не в божественных заповедях, а в реальных потребностях и интересах людей. Для франц. материалистов «чувственные впечатления, себялюбие, на-слаждениѳчі правильно понятый личный интерес составляют основу морали» (Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 159). Правильно понятый личный интерес требует его сочетания с общественными интересами. Правильное понимание интересов зависит от воспитания, а возможность их сочетания с интересами всего общества требует разумного общественного устройства. Э. франц. материалистов не выходила за пределы бурж. миропонимания. Частную собственность на средства производства они признавали естественным принципом человеческого общества. Пропагандируемое ими царство разума было идеализированным царством буржуазии, противопоставленным феодальному строю. Этические теории франц. материалистов исходили из вечной и неизменной «человеческой природы» и носили поэтому мѳтафизич. характер. Будучи идеалистами в понимании общества, франц. материалисты не могли раскрыть классовых корней нравственности. Характерным течением бурж. Э. после установления . господства буржуазии является англ. утили- 1 таризм, развитый Иеремией Бентамом (1748— 1 1832). Принимая исходные положения Э. франц. материалистов, Бентам лишает их прогрессивного социального содержания, превращая в плоские и ограниченные плавила «благоразумия» и «трезвого расчёта». Высшим нравственным критерием является для Бен-тама «полезность» поступка.

С одной стороны, человек подчинён, по Канту. необходимым законам природы, с другой—человек свободен, и воля его самоопределяется независимо от внешней необходимости. Признавая невозможность теоретич доказательства бытия бога и бессмертия души, Кннт в то же время требует религиозной веры в^ интересах поддержания нравственности. Его высший моральный закон—категорический императив—основан на вечном и неизменном принципе: «Поступай так, чтобы правила твоего поведения могли быть принципом всеобщего законодательства». Формаль ная и метафизич. этика Канта игнорирует наличие в обществе антагонистич. классов и вследствие этого она широко использовалась в борьбе против революционной идеологии пролетариата.

В своём учении о нравственности идеалист-диалектик Гегель (1770—1831) приходит к открыто реакционным выводам. Прусское государство он объявляет «действительностью нравственной идеи», восхваляет моральные «достоинства» пруссачества, выступает апологетом войн, к-рые, по его мнению, содействуют нравственному здоровью народов. Эти реакционные взгляды Гегеля были использованы фашистами. Немецкий материалист Людвиг Фейербах (1804—72), критикуя гегелевский идеализм, в вопросах нравственности сам оставался на идеалистич. позиции. «Действительный идеализм Фейербаха выступает наружу тотчас же, как мы подходим к его этике» (Энгельс, Людвиг Фейербах, 1944, стр. 25). В своих рассуждениях о морали Фейербах исходит из абстрактного человека, оторванного от общества. Высшим принципом человеческих отношений он объявляет любовь. «И это в обществе, разделённом на классы с диаметрально противоположными интересами'» (Энгельс, там же стр. 32). Фейербаху чужда идея революционного преобразования общества. Его мораль— бессильная, сентиментальная, мелкобуржуазная мораль.    М' Баскин.

Яркими и глубокими выразителями революционно-демократических устремлений в Э. являются великие русские философы-мате-I риалисты середины 19 века, воззрения к-рых стоят в первом ряду прогрессивных домарксоь-ских теорий. Классики русской философии были свободны от тех религиозных и идеалистич. наслоений в учениях о морали, к-рые характерны данеє для материализма Фейербаха. Отличительной чертой Э. русских материалистов является её теснейшая связь с общественно-политич. мыслью и революцион-но-демократич. движением в России. Гума-нистич. нравственная идея красной нитыо проходит через этические воззрения Белинского (1811—48), страстно боровшегося За пробуждение в народе чувства человеческого достоинства. Представители передовой русской общественной мысли исходили из того, что интересы отдельного человека совпадают с общественными интересами. Человек, утверждал Герцен (1812—70), должен стре-I миться к тому, чтобы гармонически сочетать эгоизм с братством людей. «Истинный интерес этики не втом, чтобы уничтожать эгоизм, — братство никогда не поглотит его, а в том, чтобы найти возможность соединения этих двух великих элементов человеческой жизни в гармонии, где они могли бы помогать друг


Эгическиѳ учения немецкой философии конца 18 и нач. 19 вв. противостоят прогрессивным этическим теориям франц. матерпа-листов. Иммануил Кант (1724 —804) подходит дуалистически к вопросам нравственности.



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.