41 БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ 42

ный период благоприятных изменений, за которые может ухватиться естественный отбор» («Происхождение видов», гл. VI). Ближайшие последователи и продолжатели Дарвина, как, например, Уоллес, Гекели, Геккель, Тимирязев, хотя и придавали Б. за с. как одному из факторов эволюции огромное значение, но трезво ограничивали действие Б. за с. пределами растительного и животного мира. Один из крупнейших дарвинпстов, замечательный русский ученый К. А. Тимирязев ограничивал значение Б. за с. и в мире растений и животных, считая, что «в развитии низших существ, растений и животных борьбе за существование должно быть отведено сравнительно ничтожное место, тем более в развитии человека», ибо здесь закон Мальтуса о «несоответствии между средствами существования и ростом населения» вступает в резкое противоречие с тем фактом, что «разумная деятельность человека в сфере материальной вся к тому направлена, чтобы увеличить эти средства существования» (Тимирязев, Исторический метод в биологии, М., 1922). Действительно, понятие Б. за с. уже на высших, а отчасти и на низших ступенях органической природы является совершенно недостаточным и односторонним, не охватывая ряда фактов сотрудничества, симбиоза и т. п. Б. за с. «необходимо строго ограничить борьбой, происходящей от перенаселения в мире растений и животных,—борьбой, действительно происходящей на известной ступени развития растительного царства и на низшей ступени развития животного царства» (Энгельс, Диалектика природы, 1932, стр. 155 —156).

Ряд бурж. социологов и экономистов пытается применить дарвиновское учение о Б.за с. к человеческому обществу. Игнорируя специфику закономерностей человеческого общества, >ти социологи механически переносят биологические категории на общество. Это перенесение "чения Дарвина в целом и учения о Б. за с. в частности на общество выросло в конце 19 в. в лженаучную систему «социального дарвинизма». К биологизации общественных явлении зачастую прибегают и ревизионисты (Каут-кий и др.). «Социал-дарвинисты» пытаются изобразить эксплоататорские классы как результат биолопгческого отбора, как победителей в борьбе за существование, а эксплоатпруе-'ше классы как биологически неполноценные, вечно обреченные на подчинение. Классовый мыслэтих «теорий» один—увековечить капиталистический строй, увековечить господство жеплоататоров. В настоящее время лженаучные положения «социального дарвинизма* пс-чльзуются в фашистских расовых теориях,

—    едставители которых пытаются «обосновать* югаериалистический грабеж, звериный антисе-пггизм и удушение рабочего движения реакционнейшей болтовней о превосходстве арий-асой расы над прочими расами и народами. М арке и Энгельс уже в свое время показали жзо недопустимость механического перенесения биологических категорий, и в частности

-    за с., на человеческое общество. Энгельс :ал: «Все учение Дарвина о борьбе за суще-

тгвание—это просто-напросто перенесение г: общества в область живой природы учения боса о bellum omnium contra omnes [война

* x против всех] и буржуазно-экономического : ия о конкуренции наряду с теорией наро-

з населения Мальтуса. Проделав этот фокус 1'^зусловную правильность которого я оспариваю, как уже было указано в 1-м пункте, в особенности в отношении теории Мальтуса), опять переносят эти же самые теории из органической природы в историю и затем утверждают, будто доказано, что они имеют силу вечных законов человеческого общества. Наивность этой процедуры бросается в гла-

з а, на это не стоит тратить слов» (Письмо к Лаврову от 12—17 ноября 1875 г., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Сочинения, т. XXVI, стр. 406— 409). Далее Энгельс вскрывает отличие человеческого общества от животных: «Самое существенное отличие человеческого общества от общества животных состоит в том, что животные в лучшем случае собирают, между тем как люди производят. Это единственное, но в то же время и основное различие делает невозможным простое перенесение законов животного общества в человеческое общество» (там же, стр. 409). Поэтому даже на самых ранних стадиях развития человеческого общества Энгельс считает недопустимым простое перенесение законов животного мира на общество. Он указывает, что не «борьба всех против всех», а «общественный инстинкт был одним из важнейших рычагов развития человека из обезьяны» (там же, стр. 410). Развитие в органической природе основано на пассивном приспособлении организма к среде, развитие в человеческом обществе представляет собой процесс активного воздействия человека на природу с целью ее изменения. Развитие общества основано на развитии производительных сил, на производстве и все расширяющемся воспроизводстве, исключающем недостаток средств существования(пз к-рого исходит теория Б.за с.). При капиталистическом способе производства, например, как правило, происходит перепроизводство средств существования, так как этот способ производства искусственно отстраняет подавляющее большинство действительных производителей от пользования этими средствами существования. «Если это общество,—говорит Энгельс о капиталистическом обществе,—своим собственным законом жизни вынуждается постоянно расширять это и без того уже чрезмерно большое для него производство и потому вынуждено периодически, каждые десять лет, само уничтожать не только массу продуктов, но и самые производительные силы,—то какой же смысл имеет здесь болтовня о „борьбе за существование“? Борьба за существование может еще заключаться только в том, что производящий класс отнимет руководство производством и распределением у класса, в руках которого это руководство находилось до сих пор, но который уже более неспособен быть попрежнему руководителем, а это уже будет социалистическая революция» (там же, стр\ 409—410).

Таким образом, подлинной движущей силой развития человеческого общества является не Б. за с., а развитие производительных сил и соответствующих им производственных отношений, к-рое в классовом обществе находит свое выражение в классовой борьбе, а классовая борьба в конечном итоге приводит к социалистической революции. Энгельс указывает, что «понимание истории как ряда классовых битв гораздо содержательнее и глубже, чем простое сведение ее к слабо отличающимся друг от друга фазам борьбы за существование* («Диалектика природы», в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. XIV, стр. 435).




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.