465    ВКП(б)    466

состоять из двух частей: а) из узкого круга регулярных кадровых руководящих работников, куда должны входить главным образом профессиональные революционеры, то-есть работники, свободные от всех других занятий, кроме партийной работы, обладающие необходимым минимумом теоретических знаний, политического опыта, организационных навыков и искусства бороться с царской полицией, искусства скрываться от полиции и б) из широкой сети периферийных партийных организаций, из многочисленной массы членов партии, окруженных сочувствием и поддержкой сотен тысяч трудящихся.

«Я утверждаю, писал Ленин, что (1) ни одно революционное движение не может быть прочно без устойчивой и хранящей преемственность организации руководителей; (2) что чем шире масса, стихийно вовлекаемая в борьбу... тем настоятельнее необходимость в такой организации и тем прочнее должна быть эта организация... (3) что такая организация должна состоять главным образом из людей, профессионально занимающихся революционной деятельностью; (4) что в самодержавной стране, чем более мы сузим состав членов такой организации до участия в ней таких только членов, которые профессионально занимаются революционной деятельностью и получили профессиональную подготовку в искусстве борьбы с политической полицией, тем труднее будет «выловить* такую организацию, и — (5) — тем шире будет состав лиц и из рабочего класса и из остальных классов общества, которые будут иметь возможность участвовать в движении и активно работать в нем* (Ленин, т. IV, стр. 456).

Что касается характера создаваемой партии и ее роли в отношении рабочего класса, равно как целей и задач партии, то Ленин считал, что партия должна быть передовым отрядом рабочего класса, что она должна быть руководящей силой рабочего движения, объединяющей и направляющей классовую борьбу пролетариата. Конечная цель партии—свержение капитализма и установление социализма. Ближайшая цель—свержение царизма и установление демократических порядков. И так как свержение капитализма невозможно без предварительного свержения царизма, то главная задача партии в данный момент состоит в том, чтобы поднять рабочий класс, поднять весь народ на борьбу с царизмом, развернуть народное революционное движение против царизма и свалить царизм, как первое и серьезное препятствие на пути к социализму.

«История поставила теперь перед нами, говорит Ленин, ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата* (там же, стр. 382). И дальше:

«Мы должны помнить, что борьба с правительством за отдельные требования, отвоевание отдельных уступок, это—только мелкие стычки с неприятелем, это—небольшие схватки на форпостах, а решительная схватка еще впереди. Перед нами стоит во всей своей силе неприятельская крепость, из которой осыпают нас тучи ядер и пуль, уносящие лучших борцов. Мы должны взять эту крепость, и мы возьмем ее, если все силы пробуждающегося пролетариата соединим со всеми силами русских революционеров в одну партию, к которой потянется все, что есть в России живого и честного. И только тогда исполнится великое пророчество русского рабочего революционера Петра Алексеева: „подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах!“» (там же, стр. 59).

Таков был ленинский план создания партии рабочего класса в условиях царско-самодер-жавной России.

«Экономисты* не замедлили открыть огонь против ленинского плана.

«Экономисты» утверждали, что общеполитическая борьба против царизма является делом всех классов, прежде всего—делом буржуазии, что она не представляет ввиду этого серьезного интереса для рабочего класса, ибо главный интерес рабочих состоит в экономической борьбе с хозяевами за повышение зарплаты, улучшение условий труда и т. д. Поэтому социал-демократы должны поставить своей главной ближайшей задачей не политическую борьбу с царизмом, не свержение царизма, а организацию «экономической борьбы рабочих с хозяевами и правительством*, причем под экономической борьбой с правительством понималась борьба за улучшение фабрично-заводского законодательства. «Экономисты» уверяли, что таким способом можно было бы «придать самой экономической борьбе политический характер».

«Экономисты» уже не решались формально возражать против необходимости политической партии для рабочего класса. Но они считали, что партия не должна быть руководящей силой рабочего движения, что она не должна вмешиваться в стихийное движение рабочего класса и тем более—руководить им, а должна следовать за ним, изучать его и извлекать из него уроки.

«Экономисты* утверждали, далее, что роль сознательного элемента в рабочем движении, организующая и направляющая роль социалистического сознания, социалистической теории—ничтожна, или почти ничтожна, что социал-демократия не должна подымать рабочих до уровня социалистического сознания,

а, наоборот, сама должна приноравливаться и спускаться до уровня средних или даже более отсталых слоев рабочего ктасса, что социал-демократия не должна внедрять в рабочий класс социалистическое сознание, а должна дожидаться пока стихийное движение рабочего класса само выработает социалистическое сознание своими собственными силами.

Что касается ленинского организационного плана построения партии, то они считали его чем-то вроде насилия над стихийным движением.

Ленин обрушился на страницах «Искры»

и. в особенности, в своей знаменитой книге «Что делать?» на эту оппортунистическую философию «экономистов», не оставив от нее камня на камне.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.