467    ВКП(6І    468

1)    Ленин показал, что отвлекать рабочий класс от общеполитической борьбы с царизмом и ограничивать его задачи экономической борьбой с хозяевами и правительством, оставляя в целости и хозяев и правительство.—значит обрекать рабочих на вечное рабство. Экономическая борьба рабочих с хозяевами и правительством есть тред-юнионистская борьба за лучшие условия продажи рабочей силы капиталистам, но рабочие хотят бороться не только за лучшие условия продажи своей рабочей силы капиталистам, но и за уничтожение самой капиталистической системы, обрекающей пх на необходимость продавать свою рабочую силу капиталистам и подвергаться эксплуатации. Но рабочие не могут развернуть борьбу с капитализмом, не могут развернуть борьбу за социализм, пока на пути рабочего движения стоит царизм, цепная собака капитализма. Поэтому ближайшая задача партии и рабочего класса состоит в том, чтобы убрать с дороги царизм и пробить тем самым дорогу к социализму.

2)    Ленин показал, что воспевать стихийный процесс рабочего движения и отрицать руководящую роль партии, сводя ее роль к ролл регистратора событий,—значит проповедывать «хвостизм», проповедывать превращение партии в хвост стихийного процесса, в пассивную силу движения, способную лишь созерцать стихийный процесс и полагаться на самотек. Вести такую проповедь — значит вести дело на уничтожение партии, то-есть оставить рабочий класс без партии, то-есть оставить рабочий класс безоружным. Но оставлять рабочий класс безоружным в то время, когда перед рабочим классом стоят такие враги, как царизм, вооруженный всеми средствами борьбы, и буржуазия, организованная по-современному и имеющая свою партию, руководящую ее борьбой против рабочего класса,—значит предавать рабочий класс.

3)    Ленин показал, что преклоняться перед стихийностью рабочего движения и принижать роль сознательности, принижать роль социалистического сознания, социалистической теории,—это значит, во-первых, издеваться над рабочими, которые тянутся к сознательности, как к свету, во-вторых,—обесценить в глазах партии теорию, то-есть обесценить то орутжие, при помощи которого она познает настоящее и предвидит будущее, и в-третьих,—скатиться полностью и окончательно в болото оппортунизма.

«Без революционной теории, говорил Ленин, не может быть и революционного движения... Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией* (Ленин, т. ГУ, стр. 380).

4) Ленин показал, что «экономисты* обманывают рабочий класс, утверждая, что социалистическая идеология может возникнуть из стихийного движения рабочего класса, ибо на самом деле социалистическая идеология возникает не из стихийного движения, а из науки. «Экономисты», отрицая необходимость внесения в рабочий класс социалистического сознания,—расчищают тем самым дорогу буржуазной идеологии, облегчают ее внесение, ее внедрение в рабочий класс,—следовательно, хоронят идею соединения рабочего движения с социализмом, помогают буржуазии.

«Всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, говорил Ленин, всякое умаление роли „сознательного элемента“., роли социал-демократии означает тем самым,—совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий гит нет.усилен не влияния буржуазной идеологии на рабочих* (там же, стр. 390).

И дальше:

«Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. ’ Середины тут нет... Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной* (там же, стр. 391—392).

5)    Подводя итоги всем этим ошибкам «экономистов», Ленин пришел к тому выводу, что «экономисты* хотят иметь не партию социальной революции, освобождающей рабочий класс от капитализма, а партию «социальных реформ*, предполагающих сохранение господства кашггал!гзма, что «экономисты* являются ввиду этого реформистами, предающими коренные интересы пролетариата.

6)    Ленин показал, наконец, что «экономизм»—не случайное явление в России, что «экономисты* являются проводниками буржуазного влияния на рабочий класс, что они имеют союзников в западно-европейских социал-демократических партиях в лице ревизионистов, сторонников оппортуниста Бернштейна. На Западе среди социал-демократии стало все больше укрепляться оппортунистическое течение, выступавшее под флагом «свободы критики» Маркса, требовавшее «ревизии», то-есть пересмотра учения Маркса (отсюда название «ревизионизм»), требовавшее отказа от революции, от социализма, от диктатуры пролетариата. Ленин показал, что такую же линию отказа от революционной борьбы, от социализма, от диктатуры пролетариата—вели русские «экономисты*.

Таковы основные теоретические положения, развитые Лениным в его книге «Что делать?».

Распространение «Что делать?» повело к тому, что через год после ее выпуска (она была издана в марте 1902 года), ко II съезду Российской социал-демократической партии, от идейных позиций «экономизма» осталось лишь неприятное воспоминание, а кличка «экономист» стала восприниматься большинством партийных работников, как оскорбление.

Это был полный идейный разгром «экономизма», разгром идеологии оппортунизма, хвостизма. самотека.

Но этим не ограничивается значение работы Ленина «Что делать?».

Историческое значение «Что делать?» состоит в том, что Ленин в этой своей знаменитой книге:

1)    Первый в истории марксистской мысл и обнажил до корней идейные истоки оппортунизма, показав, что они заключаются прежде всего в преклонении перед стихийностью рабочего движения и в принижении роли социалистического сознания в рабочем движении;

2)    Поднял на высоту значение теории, сознательности, партии, как революционизирующей и руководящей силы стихийного рабочего движения;

3)    Блестяще обосновал коренное марксистское положение, гласящее, что марксистская партия есть соединение рабочего движения с социализмом;

4)    Дал гениальную разработку идеологических основ марксистской партии.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.