475 ВКП(б) 476

законов классовой борьбы н способным, ввиду этого, вести рабочий класс, руководить его борьбой. Поэтому нельзя смешивать партию и рабочий класс, как нельзя смешивать часть и целое, нельзя требовать, чтобы каждый стачечник мог объявить себя членом партии, пбо кто смешивает партию и класс, тот снижает уровень сознательности партии до уровня «каждого стачечника», тот уничтожает партию, как передовой сознательный отряд рабочего класса. Задача партии состоит не в том, чтобы снижать свой уровень до уровня «каждого стачечника», а в том, чтобы поднимать массы рабочих, поднимать «каждого стачечника» до уровня партии.

«Мы—партия класса, писал Ленин, и потому почти весь класс (а в военные времена, в эпоху гражданской войны, и совершенно весь класс) должен действовать под руководством нашей партии, должен примыкать к нашей партии, как можно плотнее, но было бы маниловщиной и „хвостизмом-1 думать, что когда-либо почти весь класс пли весь класс в состоянии, при капитализме, подняться до сознательности и активности своего ^передового отряда, своей социал-демократической партии. Ни один еще разумный социал-демократ не сомневался в том, что при капитализме даже профессиональная организация (более примитивная, более доступная сознательности неразвитых слоев) не в состоянии охватить почти весь или весь рабочий класс. Только обманывать себя, закрывать глаза на громадность наших задач, суживать эти задачи—значило бы забывать о различии между передовым отрядом и всеми массами, тяготеющими к нему, забывать о постоянной обязанности передового отряда поднимать все более и более обширные слои до этого передового уровня» (Ленин, т. VI, стр. 205—206).

2) Партия есть не только передовой, сознательный отряд рабочего класса, но и, вместе с тем,—организованный отряд рабочего класса, имеющий свою дисциплину, обязательную для его членов. Поэтому члены партии обязательно должны состоять членами одной пз организаций партии. Если бы партия была не организованным отрядом класса, не системой организации, а простой суммой людей, которые сами себя объявляют членами партии, но не входят в одну пз организаций партии и, значит, не организованы, стало быть,—не обязаны подчиняться решениям партии,—то партия никогда не имела бы единой воли, она никогда не могла бы осуществлять единство действий своих членов, — следовательно, она не имела бы возможности руководить борьбой рабочего класса. Партия только в том случае может руководить практически борьбой рабочего класса и направлять его к одной пели, если все ее члены будут организованы в единый общпй отряд, спаянный единством волн, единством действий, единством дисциплины.

Возражение меньшевиков о том, что в таком случае многие интеллигенты, скажем, профессора, студенты, гимназисты и т. п. останутся вне партии, так как они не хотят войтп в те или иные организации партии либо потому, что тяготятся дисциплиной партии, либо потому, как говорил Плеханов на II съезде, что считают «для себя унизительным вступление в ту или другую местную организацию»,— это возражение меньшевиков побивает самих же меньшевиков, ибо партии не нужны такие члены, которые тяготятся партийной дисциплиной и боятся вступить в партийную организацию. Рабочие не боятся дисциплины и организации и они охотно вступают в организацию, если они решшін стать членами партии. Дисциплины н организации боятся индивидуалистически настроенные интеллигенты и они действительно останутся вне партии. Но это-то и хорошо, ибо партия избавится от наплыва неустойчивых элементов, особенно усилившегося теперь, в период начинающегося подъема буржуазно-демократической революции.

«Если я говорю, ппсал Ленин, что партия должна быть суммой (и не простой арифметической суммой, а комплексом) организаций, то... я выражаю этим совершенно ясно и точно свое пожелание, свое требование, чтобы партия, как передовой отряд класса, представляла собой нечто возможно более организованное, чтобы партия воспринимала в себя лишь такие элементы, которые допускают хоть минимум организованности...» (там же, стр. 203).

II дальше:

«На словах формула Мартова отстаивает интересы широких слоев пролетариата; на деле эта формула послужит интересам буржуазной интеллигенции, чурающейся пролетарской дисциплины и организации. Никто не решится отрицать, что интеллигенция, как особый слой современных капиталистических обществ, характеризуется, в общем и целом, именно индивидуализмом и неспособностью к дисциплине и организации» (там же, стр. 212).

П еше:

«Пролетариат не боится организации и дисциплины... Пролетариат не станет пещпсь о том, чтобы гт. профессора и гимназисты, не желающие войти в организацию, признавались членами партии за работу под контролем организации... Не пролетариату, а некоторым интеллигентам в нашей партии недостает самовоспитания в духе организации и дисциплины» (там же, стр. 307).

3)    Партия есть не просто организованный отряд, а гвысшая форма организации» среди всех других организаций рабочего класса, призванная руководить всемп остальными организациями рабочего класса. Партия, как высшая форма организации, состоящая пз лучших людей класса, вооруженных передовой теорией, знанием законов классовой борьбы п опытом революционного движения, имеет все возможности руководить—и обязана руководить—всеми другими организациями рабочего класса. Стремление меньшевиков умалить и принизить руководящую роль партии ведет к ослаблению всех других организаций пролетариата, руководимых партией,—следовательно—к ослаблению и обезоружению пролетариата, ибо «у пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации» (там же, стр. 328).

4)    Партия есть воплощение связи передового отряда рабочего класса с миллионными массами рабочего класса. Каким бы лучшим передовым отрядом ни была партия и как бы она хорошо ни была организована, она все же не может жить и развиваться без связей с беспартийными массами, без умножения этих связей, без упрочения этих связей. Партия, замкнувшаяся в себе, обособившаяся от масс и потерявшая




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.