477    ВКП(б)    478

или даже ослабившая связи со своим классом,— должна потерять доверие и поддержку масс,— следовательно—должна неминуемо погибнуть. Чтобы жить полной жизнью п развиваться, партия должна умножать связи с массами и добиться доверия миллионных масс своего класса. «Чтобы быть социал-демократической партией, говорил Ленин, надо добиться поддержки именно класса» (Ленин, т. VI, стр. 208).

5)    Партия, для того, чтобы правильно функционировать и планомерно руководить массами,—должна быть организована на началах централизма, с единым уставом, с единой партийной дисциплиной, с единым руководящим органом во главе, в лице съезда партии, а в промежутках между съездами—в лице ЦК партии, с подчинением меньшинства большинству, отдельных организаций—центру, низших организаций высшим. Без этих условий партия рабочего класса не может быть действительной партией, не может выполнять своих задач по руководству классом.

Конечно, ввиду нелегального существования партии в условиях царского самодержавия, партийные организации не могли в те времена строиться на основе выборности снизу, ввиду чего партия вынуждена была иметь сугубо конспиративный характер. Но Ленин считал, что это временное явление в жизни нашей партии отпадет с первых же дней ликвидации царизма, когда партия станет открытой, легальной, и партийные организации будут строиться на началах демократических выборов, на началах демократического иеюпрализма.

«Прежде, писал Ленин, наша партия не была организованным формально целым, а лишь суммой частных групп, и потому иных отношений между этими группами, кроме идейного воздействия, и быть не могло. Теперь мы стали организованной партией, а это и означает создание власти, превращение авторитета идей в авторитет власти, подчинение партийным высшим инстанциям со стороны низших* (там же, стр. 291). Обвиняя меньшевиков в организационном нигилизме и барском анархизме, не допускающем над собой власти партии и ее дисциплины, Ленин писал:

«Русскому нигилисту этот барский анархизм особенно свойственен. Партийная организация кажется ему чудовищной „фабрикой“, подчинение части целому и меньшинства большинству представляется ему „закрепощением“... разделение труда под руководством центра вызывает с его стороны трагикомические вопли против превращения людей в ..колесики и винтики“ (при чем особенно убийственным видом этого превращения считается превращение редакторов в сотрудников). упоминание об организационном уставе партии вызывает презрительную гримасу и пренебрежительное (по адресу „формалистов“) замечание, что можно бы и вовсе без устава* (там же, стр. 310).

6)    Партия в своей практике, если она хочет сохранить единство своих рядов, должна проводить единую пролетарскую дисциплину, одинаково обязательную для всех членов партии, как дтя лидеров, так и для рядовых. Поэтому в партии не должно быть деления на «избранных», для которых дисциплина не обязательна, и «неизбранных*, которые обязаны подчиняться дисциплине. Без этого условия не могут быть сохранены целостность партии и единство ее рядов.

«Полнейшее отсутствие, писал Ленин, разумных доводов против редакции, назначенной съездом, у Мартова и К0 всего лучше иллюстрируется их же словечком: „мы не крепостные!“... Психология буржуазного интеллигента, который причисляет себя к „избранным душам“, стоящим выше массовой организации и массовой дисциплины, выступает здесь замечательно отчетливо... Интеллигентскому индивидуализму... всякая пролетарская организация и дисциплина кажутся крепостным правом»(там же, стр. 282). И дальше:

«По мере того, как складывается у нас настоящая партия, сознательный рабочий должен научиться отличать психологию воина пролетарской армии от психологии буржуазного интеллигента, щеголяющего анархической фразой, должен научиться требовать исполнения обязанностей члена партии не только от рядовых, но и от „людей верха“» (там же, стр. 312).

Подводя итоги анализу разногласий и определяя позицию меньшевиков, как «оппортунизм в организационных вопросах», Ленин считал, что одним из основных грехов меньшевизма является недооценка значения партийной организации, как оружия пролетариата в его борьбе за свое освобождение. Меньшевики считали, что партийная организация пролетариата не имеет серьезного значения для победы революции. Вопреки меньшевикам Ленин считал, что одного лишь идейного объединения пролетариата недостаточно для победы,— чтобы победить, необходимо »закрепить» идейное единство «материальным единством организации* пролетариата. Ленин считал, что только при этом условии пролетариат может стать непобедимой силой.

«У пролетариата, писал Ленин, нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъединяемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно „на дно“ полной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать н неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в_ армию рабочего класса. Перед этой армией не устоит ни одряхлевшая власть русского самодержавия, ни дряхлеющая власть международно го капитала» (там же, стр. 328).

Этими вещими словами заканчивает Ленин свою книгу.

Таковы основные организационные положения, развитые Лениным в его знаменитой книге «Шаг вперед, два шага назад».

Значение этой книги состоит прежде всего в том, что она отстояла партийность против кружковщины и партию против дезорганизаторов, разгромила меньшевистский оппортунизм в организационных вопросах и заложила организационные основы большевистской партии.

Но этим не исчерпывается ее значение. Ее историческое значение состоит в том, что в ней Ленин первый в истории марксизма разработал учение о партии, как руководящей организации пролетариата, как основного оружия в руках




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.