431    ВКП(б)    482

Плохо вооруженная и обученная, руководимая бездарными и продажными генералами, русская армия стала терпеть одно поражение за другим.

На войне наживались капиталисты, чиновники, генералы. Кругом процветало воровство. Войска снабжались плохо. Когда нехватало снарядов, армия как бы в насмешку получала вагоны с иконами. Солдаты говорили с горечью: «японцы нас снарядами, а мы их—иконами». Вместо того, чтобы перевозить раненых, особые поезда вывозили награбленное царскими генералами имущество.

Японцы осадили, а затем взяли крепость Порт-Артур. Нанеся ряд поражений царской армии, они разгромили ее под Мукденом. Трехсоттысячная царская армия потеряла в этом сражении до 120 тысяч убитыми, ранеными, пленными. Вслед затем последовал полный разгром и гибель в Цусимском проливе царского флота, посланного из Балтийского моря на помощь осажденному Порт-Артуру. Поражение при Цуспме означало полную катастрофу: из двадцати военных судов, посланных царем, было потоплено и уничтожено тринадцать, взято в плен четыре. Война была окончательно проиграна царской Россией.

Царское правительство оказалось вынужденным заключить позорный мир с Японией. Япония захватила Корею, забрала у России Порт-Артур и половину Сахалина.

Народные массы не хотели этой войны и сознавали ее вред дтя России. За отсталость царской России народ расплачивался дорогой ценой.

Большевики и меньшевики по-разному относились к этой войне.

Меньшевики, в том числе Троцкий, скатывались на позиции оборончества, то-есть защиты «отечества» царя, помещиков и капиталистов.

Ленин и большевики, наоборот, считали, что поражение царского правительства в этой грабительской войне полезно, так как приведет к ослаблению царизма и усилению революции.

Поражения царскпх войск вскрывали перед самыми широкими массами народа гнплость царизма. Ненависть к царизму в народных массах с каждым днем росла. Падение Порт-Артура—начало падения самодержавия, писал Ленин.

Царь хотел войной задушить революцию. Он добился обратного. Русско-японская война ускорила революцию.

В царской России капиталистический гнет усиливался гнетом царизма. Рабочие страдали не только от капиталистической эксплуатации, от каторжного труда, но и от бесправия всего народа. Поэтому сознательные рабочие стремились возглавить революционное движение всех демократических элементов города и деревни против царизма. Крестьянство задыхалось от безземелья, от многочисленных остатков крепостничества, оно находилось в кабале у помещика и кулака. Народы, населявшие царскую Россию, стонали под двойным гнетом—своих собственных и русских помещиков и капиталистов. Экономический кризис 1900—

1903 г.г. усилил бедствия трудящихся масс, война их еще более обострила. Поражения в войне усиливали в массах ненависть к царизму. Приближался конец народному терпению.

Как видно, причин для революции было более, чем достаточно.

В декабре 1904 года под руководством Бакинского комитета большевиков быта проведена огромная, хорошо организованная стачка бакинских рабочих. Эта стачка окончилась победой рабочих, заключением первого в истории рабочего движения в России коллективного договора между рабочими и нефтепромышленниками.

Бакинская стачка явилась началом революционного подъема в Закавказьи и в ряде районов России.

«Бакинская стачка послужила сигналом славных январско-февральских выступлений по всей России» (Сталин).

Эта стачка быта как бы предгрозовой молнией накануне великой революционной бури.

Началом революционной бури явились события 9 (22) января 1905 года в Петербурге.

3 января 1905 года началась стачка на крупнейшем заводе Петербурга—Путиловском (теперь Кировский завод). Эта стачка началась из-за увольнения с завода четырех рабочих. Стачка на Путиловском заводе быстро разрослась, к ней присоединились другие заводы и фабрики Петербурга. Стачка стала всеобщей. Движение грозно росло. Царское правительство решило в самом начале подавить движение.

Еще в 1904 году, до путиловской стачки, полиция создала при помощи провокатора попа Гапона свою организацию среди рабочих— «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». Эта организация имела свои отделения во всех районах Петербурга. Когда началась стачка, поп Гапон на собраниях своего общества предложил провокаторский план: 9 января пусть соберутся все рабочие и в мирном шествии с хоругвями и царскими портретами пойдут к Зимнему дворцу и подадут царю петицию (просьбу) о своих нуждах. Царь, дескать, выйдет к народу, выслушает и удовлетворит его требования. Гапон взялся помочь царской охранке: вызвать расстрел рабочих и в крови потопить рабочее движение. Но полицейский план повернулся против царского правительства.

Петиция обсуждалась на рабочих собраниях, в нее вносились поправки и изменения. На этих собраниях выступали и большевики, не называя себя открыто большевиками. Под их влиянием в петицию были включены требования свободы печати и слова, свободы рабочих союзов, созыва Учредительного собрания для изменения государственного строя России, равенства всех перед законом, отделения церкви от государства, прекращения войны, установления 8-часового рабочего дня, передачи земли крестьянам.

Выступая на этих собраниях, большевики доказывали рабочим, что свободу не добывают просьбами к парю, а завоевывают'с оружием в руках. Большевики предостерегали, что в рабочих будут стрелять. Но остановить шествие к Зимнему дворцу они не смогли. Значительная часть рабочих еще верила, что царь им поможет. Движение с огромной силой захватило массы.

В петиции петербургских рабочих говорилось:

«Мы, рабочие г. Петербурга, наши жены, дети и беспомошиые старпы-родптели, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют не-


М. С. Э. т. II.

16




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.