491    ВКП(б)    492

Для этого необходимо, во-первых, чтобы у пролетариата быт союзник, заинтересованный в решительной победе над царизмом и могущий быть расположенным к тому, чтобы принять руководство пролетариата. Этого требовала сама идея руководства, ибо руководитель перестает быть руководителем, если нет руководимых, вождь перестает быть вождем, если нет ведомых. Таким союзником считал Ленин крестьянство.

Для этого необходимо, во-вторых, чтобы класс, борющийся с пролетариатом за руководство революцией и добивающийся того, чтобы самому стать ее единственным руководителем,—был оттеснен с поприща руководства и изолирован. Этого также требовала сама идея руководства, исключающая возможность допущения двух руководителей революции. Таким классом Ленин считал либеральную буржуазию.

«Последовательным борцом за демократизм, писал Ленин, может быть только пролетариат. Победоносным борцом за демократизм он может оказаться лишь при том условии, если к его революционной борьбе присоединится масса крестьянства» (Ленин, т. VIII, стр. 65).

И дальше:

«Крестьянство включает в себя массу полупролетарских элементов наряду с мелкобуржуазными. Это делает его тоже неустойчивым, заставляя пролетариат сплотиться в строго массовую партию. Но неустойчивость крестьянства коренным образом отличается от неустойчивости буржуазии, пбо крестьянство в данный момент заинтересовано не столько в безусловной охране частной собственности, сколько в отнятии помещичьей земли, одного нз главных видов этой собственности. Не становясь от этого социалистическим, не переставая быть мелкобуржуазным, крестьянство способно стать полным и радикальнейшим сторонником демократической революции. Крестьянство неизбежно станет таковым, если только просвещающий его ход революционных событий не оборвется слишком рано предательством буржуазии и поражением пролетариата. Крестьянство неизбежно станет, прп указанном условии, оплотом революции и республики, ибо только вполне победившая революция сможет дать крестьянству все в области земельных реформ, все то, чего крестьянство хочет, о чем оно мечтает, что действительно необходимо ему* (там же, стр. 94—95). Разбирая возражения меньшевиков, утверждавших, что подобная тактика большевиков «заставит буржуазные классы отшатнуться от дела революции и тем ослабит ее размах», и характеризуя их, как «тактику предательства революции», как «тактику превращения пролетариата в жалкого прихвостня буржуазных кчассов», Ленин ппсал:

«Кто действительно понимает роль крестьянства в победоносной русской революции, тот неспособен был бы говорить, что размах революции ослабеет, когда буржуазия отшатнется. Ибо на самом деле только тогда начнется настоящий размах русской революции, только тогда это будет действительно наибольший революционный размах, возможный в эпоху буржуазно-демократического переворота, когда буржуазия отшатнется и активным революционером выступит масса крестьянства наряду с пролетариатом. Для того, чтобы быть последовательно доведенной до конца, наша демократическая революция должна опереться на такие силы, которые способны парализовать неизбежную непоследовательность буржуазии, то-есть способны именно „заставить ее отшатнуться“» (там же, стр. 95—96).

Таково основное тактическое положение о пролетариате, как вожде буржуазной революции, основное тактическое положение о гегемонии (руководящей ради) прачетарпата в буржуазной революции, развитое Лениным в его книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции».

Это была новая установка марксистской партии по вопросам тактики в буржуазно-демократической революции, глубоко отличавшаяся от тактических установок, существовавших дотоле в марксистском арсенале. До сих пор дело сводилось к тому, что в буржуазных революциях, например, на Западе, руководящая роль оставалась за буржуазией, пролетариат вачей-неволей играл роль ее пособника, а крестьянство составляло резерв буржуазии. Марксисты считали такую комбинацию бачее или менее неизбежной, оговариваясь тут же, что пролетариат должен при этом отстаивать по возможности свои ближайшие классовые требования и иметь свою собственную пачитическую партию. Теперь, в новой исторической обстановке, дело поворачивалось по установке Ленина таким образом, что пролетариат становился руководящей силой буржуазной ревадюцин, буржуазия оттиралась от руководства реватюцией, а крестьянство превращалось в резерв пролетариата.

Разговоры о том, что Плеханов «тоже стоял» за гегемонию пролетар иата основаны на недоразумении. Плеханов кокетничал с идеей гегемонии прачетарната и не прочь был прп-знать ее на словах,—это верно, но на деле он стоял против существа этой идеи. Гегемония прачетарната означает руководящую роль пролетариата в буржуазной революции при пади-тике союза прачетарната н крестьянства, при погитике изоляции либеральной буржуазии, между тем как Плеханов стоял, как известно, против политики изоляции либеральной буржуазии, за падитику соглашения с либеральной буржуазией, против пачитпки союза праде-тарпата и крестьянства. На самом деле тактическая установка Плеханова быча меньшевистской установкой отрицания гегемонии пролетариата.

2) Важнейшим средством свержения царизма и завоевания демократической республики Ленин считал победоносное вооруженное восстание народа. Вопреки меньшевикам Ленин считал, что «общедемократическое революционное движение х/же привело к необходимости вооруженного восстания», что «организация пролетариата для восстания» уже «поставлена на очередь дня, как одна из существенных, главных и необходимых задач партии», что необходимо «принять самые энергичные меры для вооружения пролетариата и обеспечения возможности непосредственного руководства восстанием» (там же, стр. 75).

Чтобы подвести массы к восстанию и сделать само восстание всенародным, Ленин считал необходимым дать такие лозунги, такие призывы к массам, которые бы могли развязать революционную инициативу масс, организо




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.