■505    ВНП (б)    506

На этом съезде произошло лишь формальное объединение. По существу большевики и меньшевики оставались при своих взглядах, со ■своими самостоятельными организациями.

Главнейшие вопросы, которые обсуждались на IV съезде, были: аграрный вопрос, оценка момента и классовых задач пролетариата, отношение к Государственной думе, организационные вопросы.

Несмотря на то, что меньшевики были на этом съезде в большинстве, они вынуждены были принять ленинскую формулировку первого параграфа устава о членстве партии, чтобы не оттолкнуть от себя рабочих.

По аграрному вопросу Ленин защищал национализацию земли. Ленин считал возможной национализацию земли только при победе революции, только после свержения царизма. Национализация земли в этом случае облегчала пролетариату в союзе с деревенской беднотой переход к социалистической революции. Национализация земли требовала безвозмездного отобрания (конфискации) всей помещичьей земли в пользу крестьян. Большевистская аграрная программа звала крестьян на революцию против царя и помещиков.

На иных позициях стояли меньшевики. Они отстаивали программу муниципализации. По этой программе помещичьи земли поступали не в распоряжение, даже не в пользование крестьянских обществ, а в распоряжение муниципалитетов (то-есть местных самоуправлений или земств). Крестьяне должны были арендовать эту землю каждый по своим силам.

Меньшевистская программа муниципализации была соглашательская и потому—вредная для революции. Она не могла мобилизовать крестьян на революционную борьбу, не была рассчитана на полное уничтожение помещичьего землевладения. Меньшевистская программа была рассчитана на половинчатый исход революции. Меньшевики не хотели подымать кре-■стьян на революцию.

Съезд большинством голосов принял меньшевистскую программу.

Меньшевики вскрыли свое антппролетарское, оппортунистическое нутро в особенности при обсуждении резолюции об оценке современного момента и о Государственной думе. Меньшевик Мартынов откровенно выступил против гегемонии пролетариата в революции. Отвечая меньшевикам, тов. Сталин поставил вопрос ребром: «Или гегемония пролетариата, или гегемония демократической буржуазии—вот как стоит вопрос в партии, вот в чем наши разногласия».

Что касается Государственной думы, то меньшевики превозносили ее в своей резолюции. как лучшее средство для разрешения вопросов революции, для освобождения народа ■от царизма. Большевики, наоборот, рассматривали думу, как бессильный придаток царизма, как ширму, прикрывающую язвы царизма, которую он отбросит тотчас, как только она •окажется для него неудобной.

В Центральный Комитет, выбранный на

IV съезде, вошли 3 большевика и 6 меньшевиков. В редакцию центрального органа вошли одни только меньшевики.

Было ясно, что внутрипартийная борьба ■будет продолжаться.

Борьба между большевиками п меныпеви-•камп после IV съезда разгорелась с новой <сплой. В местных, формально объединенных организациях, очень часто с отчетами о съезде выступали два докладчика: один—от большевиков, другой—от меньшевиков. В результате обсуждения двух линий большинство членов организации становилось в большинстве случаев на сторону большевиков.

Жизнь все больше доказывала правоту большевиков. Меньшевистский ЦК, выбранный

IV съездом, все больше обнаруживал свой оппортунизм, свою полную неспособность руководить революционной борьбой масс. Летом и осенью 1906 года революционная борьба масс снова усилилась. В Кронштадте и в Свеаборге восстали матросы, разгорелась борьба крестьянства против помещиков. А меньшевистский ЦК давал оппортунистические лозунги. за которыми массы не шли.

6. Разгон I Государственной думы. Созыв II Государственной думы. V съезд партии. Разгон 11 Госу-дарственной думы. Причины поражения первой русской революции. Так как I Государственная дума оказалась недостаточно послушной, царское правительство разогнало ее летом 1906 года. Оно еще больше усилило репрессии против парода. развернуло погромную деятельность карательных экспедиций по всей стране и объявило о своем решении созвать в скором времени

II Государственную думу. Царское правительство явным образом наглело. Оно уже не боялось революции, видя, что революция идет на убыль.

Большевики должны были решить вопрос об участии или бойкоте II думы. Говоря о бойкоте, большевики обычно имели в виду активный бойкот, а не простое и пассивное воздержание от участия в выборах. Большевики рассматривали активный бойкот, как революционное средство предостеречь народ насчет попытки царя перевести народ с революционного пути на путь царской «конституции», как средство сорвать такую попытку и организовать новый натиск народа на царизм.

Опыт бойкота булыгинской думы показал, что бойкот «был единственно правильной тактикой, которую всецело подтвердили события» (Ленин, т. X, стр. 27). Бойкот этот был удачен, так как он не только предостерег народ об опасности парско-констигуционного пути, но и сорвал думу раньше, чем она успела родиться. Он был удачен потому, что был проведен при нарастающем подъеме революции и опирался на этот подъем, а не при убыли революции, ибо сорвать думу можно только в условиях подъема революции.

Бойкот виттевской, то-есть I думы был проведен после поражения декабрьского восстания, когда царь оказался победителем, то-есть, когда можно было думать, что революция пошла на убыль.

«Но, писал Ленин, само собой разумеется, эту победу (царя.—Ред.) не было еще’тогда оснований считать решительной победой. Декабрьское восстание 1905 года имело свое продолжение в виде целого ряда разрозненных и частичных военных восстаний и стачек лета 1906 года. Лозунг бойкота виттевской думы был лозунгом борьбы за сосредоточение и обобщение этих восстаний» (Ленин, т. XII, стр. 20).

Бойкот виттевской думы не смог сорвать думу, хотя и подорвал значительно авторитет этой думы и ослабил веру части населения в думу, не смог сорвать думу, так как он был проведен, как теперь стало ясно, в обстановке




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.