565    ВКП(б)    566

так же, как германские социал-демократы по- I могали правительству германского царя вести войну против «русских варваров*.

Только партия большевиков осталась верной великому знамени революционного интернационализма, оставаясь твердо на марксистских позициях решительной борьбы против царского самодержавия, против помещиков и капиталистов, против империалистической войны. Большевистская партия с первых же дней войны придерживалась той установки, что война начата не для защиты отечества, а для захвата чужих земель, для ограбления чужих народов в интересах помещиков и капиталистов, что с этой войной рабочим нужно вести решительную войну.

Рабочий класс поддерживал партию большевиков .

Правда, буржуазно-патриотический угар, охвативший в начале войны интеллигенцию и кулацкие слои крестьянства, задел также некоторую часть рабочих. Но это были по преимуществу члены хулиганского «Союза русского народа» и часть эсеровско-меньшевистски настроенных рабочих. Они, конечно, не отражали и не могли отражать настроений рабочего класса. Эти пменно элементы и оказались участниками шовинистических манифестаций буржуазии, организованных царским правительством в первые дни войны.

2. Переход партий II Интернационала на сторону своих империалистических правительств. Распадение II Интернационала на отдельные социал-шовинистические партии. Ленин не раз предупреждал об оппортунизме II Интернационала и неустойчивости его вождей. Он все время твердил, что вожди II Интернационала только на словах стоят против войны, что в случае, если война наступит, они могут изменить свою позицию и перебежать на сторону империалистической буржуазии, могут стать сторонниками войны. Первые же дни войны подтвердили предвидение Ленина.

В 1910 году на конгрессе II Интернационала в Копенгагене было принято решение о том, что социалисты должны в парламентах голосовать против военных кредитов. Во время войны на Балканах в 1912 году Международный конгресс II Интернационала в Базеле заявил, что рабочие всех стран считают преступлением стрелять друг в друга ради увеличения прибылей капиталистов. Так было на словах, в резолюциях.

Когда же грянул гром империалистической войны и надо было эти решения провести в жизнь, вожди II Интернационала оказались предателями, изменниками пролетариата, оказались слугами буржуазии,—стали сторонниками войны.

4 августа 1914 года германская социал-демократия голосовала в парламенте за военные кредиты, за поддержку империалистической войны. То же самое сделало подавляющее большинство социалистов Франции, Англии, Бельгии и других стран.

II Интернационал перестал существовать. Он распался на деле на отдельные социал-шовинистические партии, воюющие друг с другом.

Вожди социалистических партий, изменив пролетариату, перешли на позицию социал-шовинизма и зашиты империалистической буржуазии. Они помогали империалистическим правительствам одурачивать рабочий класс и

отравлять его ядом национализма. Эти социал-предатели под флагом защиты отечества стали натравливать немецких рабочих на французских, а английских и французских рабочих—на немецких. Лишь незначительное меньшинство во II Интернационале осталось на интернационалистической позиции и пошло против течения, правда, не вполне уверенно и не совсем определенно, но все же пошло против течения.

Только партия большевиков сразу же и без колебаний подняла знамя решительной борьбы против империалистической войны. В тезисах

о войне, натканных Лениным осенью 1914 г., Ленин указывал, что падение II Интернационала не является случайностью. II Интернационал погубили оппортунисты, против которых давно уже предупреждали лучшие представители революционного пролетариата.

Партии II Интернационала и до войны были заражены оппортунизмом. Оппортунисты открыто проповедывали отказ от революционной борьбы, проповедывали теорию «мирного врастания капитализма в социализм». II Интернационал не хотел бороться с оппортунизмом, стоял за мир с ним и дал ему укрепиться. Придерживаясь примиренческой политики в отношении оппортунизма, II Интернационал сам стал оппортунистическим.

Империалистическая буржуазия за счет своих прибылей от колоний, от эксплуатации отсталых стран систематически подкупала путем более высокой заработной платы и других подачек верхушку квалифицированных рабочих, так называемую рабочую аристократию. Из этой прослойки рабочих вышло немало руководителей профсоюзов и кооперативов, муниципальных и парламентских депутатов, работников печати и социал-демократических организаций. В момент войны эти люди, боясь потерять свое положение, стали противниками революции, стали самыми ярыми защитниками своей буржуазии, своих империалистических правительств.

Оппортунисты стали социал-шовинистами.

Социал-шовинисты, в том числе русские меньшевики и эсеры, проповедывали классовый мир рабочих с буржуазией внутри страны и войну с другими народами вне своей страны. Они обманывали массы насчет истинных виновников войны, заявляя, что буржуазия их страны не виновата в войне. Многие социал-шовинисты стали министрами империалистических правительств своей страны.

Не менее опасными для дела пролетариата были скрытые социал-шовинисты, так называемые центристы. Центристы—Каутский, Троцкий, Мартов и другие оправдывали и защищали открытых социал-шовинистов, стало быть, изменяли пролетариату вместе с социал-шовинистами, прикрывая свою измену «левыми» фразами о борьбе с войной, рассчитанными на обман рабочего класса. На деле центристы поддерживали войну, ибо предложение центристов не голосовать против кредитов на войну и ограничиться воздержанием при голосовании кредитов на войну,—означало поддержку войны. Они так же, как и социал-шовинисты, требовали отказа от классовой борьбы во время войны, чтобы не мешать своему империалистическому^ правительству вести войну. Центрист Троцкий по всем важнейшим вопросам войны и социализма стоял против Ленина, против большевистской партии.





Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.