631    ЛИП (в)    63-2

на Украине, в Тамбовской губернии (антонов-щина). Оживилась деятельность всякого рода контрреволюционных элементов—меньшевиков, эсеров, анархистов, белогвардейцев, буржуазных националистов. Враг перешел к новым тактическим приемам борьбы против Советской власти. Он стал перекрашиваться под советский цвет и выдвигал уже не старый провалившийся лозунг: «долой Советы*, а новый лозунг: «за Советы, но без коммунистов*.

Ярким проявлением новой тактики классового врага явился контрреволюционный кронштадтский мятеж. Он начался за неделю до X съезда партии, в марте 1921 года. Во главе мятежа стали белогвардейцы, связанные с эсерами, меньшевиками и представителями иностранных государств. Свои стремления восстановить власть и собственность капиталистов и помещиков мятежники на первых порах старались прикрыть «советской* вывеской. Они выдвинули лозунг: «Советы без коммунистов*. Контрреволюция пыталась использовать недовольство мелкобуржуазных масс для того, чтобы под якобы советским лозунгом свергнуть Советскую власть.

Два обстоятельства облегчили возникновение кронштадтского мятежа: ухудшение состава матросов на военных судах и слабость большевистской организации в Кронштадте. Старые матросы, которые участвовали в Октябрьской революции, почти поголовно ушли на фронт и геройски сражались в рядах Красной армии. Во флот пришли новые пополнения, не закаленные в революции. Эти пополнения представляли собой еще совершенно сырую крестьянскую массу, отражавшую недовольство крестьянства продразверсткой. Что касается кронштадтской большевистской организации того периода, то она была сильно ослаблена рядом мобилизаций на фронт. Эти обстоятельства дали возможность эсеро-меныпевнкам п белогвардейцам пролезть в Кронштадт и овладеть им.

Мятежники забрали первоклассную крепость, флот, огромное количество вооружения и снарядов. Международная контрреволюция торжествовала победу. Но слишком рано ликовали враги. Мятеж был быстро подавлен советскими войсками. Партия послала против кронштадтских мятежников лучших своих сынов— делегатов X съезда, во главе с тов. Ворошиловым. Красноармейцы шли на Кронштадт по тонкому льду. Лед проваливался, и многие тонули. Приходилось итти на штурм почти неприступных фортов Кронштадта. Преданность революции и мужество, готовность отдать свою жизнь за Советскую власть взяли верх. Кронштадтская крепость была взята приступом красных войск. Кронштадтский мятеж был ликвидирован.

2. Дискуссия в партии о профсоюзах. X съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп). Центральному Комитету партии, его ленинскому большинству было ясно, что после ликвидации войны п перехода на мирное хозяйственное строительство нет больше оснований сохранять жесткий режим военного коммунизма, созданный обстановкой войны и блокады.

ЦК понимал ,что отпала необходимость в продразверстке, что нужно ее заменить продналогом .чтобы дать возможность крестьянам использовать большую часть излишков своего производства по своему усмотрению. ЦК понимал, что такая мера дала бы возможность оживить сельское хозяйство, расширить производство зерна и технических культур, необходимых для развития промышленности, оживить в стране товарооборот, улучшить снабжение городов, создать новую, хозяйственную основу союза рабочих и крестьян.

ЦК отдавал себе также отчет в том, что оживление промышленности является первейшей задачей, но он считал, что нельзя оживлять промышленность без вовлечения в это дело рабочего класса и его профсоюзов, что рабочих можно вовлечь в это дело, если их убедить, что хозяйственная разруха является таким же опасным врагом народа, как интервенция и блокада, что партия и профсоюзы безусловно сумеют провести это дело, если они будут действовать в отношении рабочего класса не путем военных приказов, как это бывало на фронте, где действительно необходимы приказы, а путем убеждения, методом убеждения.

Но не все члены партии думали так, как ЦК. Оппозиционные группки—троцкисты, «рабочая оппозиция», «левые коммунисты», «демократические централисты* и т. п.—находились в состоянии разброда и переживали колебания перед трудностями перехода на рельсы мирного хозяйственного строительства. В партии имелось немало бывших меньшевиков, бывших эсеров, бывших бундовцев, бывших бороть-бистов и всякого рода полунационалистов с окраин России. Они большей частью примыкали к тем или иным оппозиционным группкам. Не будучи настоящими марксистами, не зная законов экономического развития, не имея партийно-ленинской закалки, эти люди только усиливали разброд и колебания оппозиционных группок. Одни из них думали, что не нужно ослаблять жесткого режима военного коммунизма, что, наоборот,—нужно «завинчивать дальше гайки». Другие думали, что партия п государство должны отойти в сторону от дела восстановления народного хозяйства, что это дело должно быть всецело передано в руки профсоюзов.

Было ясно, что при таком разброде в некоторых прослойках партии найдутся люди, любители дискуссий, разные оппозиционные «лидеры*, которые постараются навязать партии дискуссию.

Так оно и произошло.

Дискуссия началась с вопроса о роли профсоюзов, хотя вопрос о профсоюзах не был тогда главным вопросом партийной политики.

Застрельщиком дискуссии и борьбы против Ленина, против ленинского большинства ЦК явился Троцкий. Желая обострить положение, он выступил на заседании коммунистов— делегатов V Всероссийской конференции профсоюзов в начале ноября 1920 года с сомнительным лозунгом «завинчивания гаек» и «перетряхивания профсоюзов». Троцкий выдвинул требование немедленного «огосударствления профсоюзов*. Он был против метода убеждения рабочих масс. Он был за перенесение военного метода в профсоюзы. Троцкий был против развертывания в профсоюзах демократии, против выборности органов профсоюзов.

Вместо метода убеждения, без которого немыслима деятельность рабочих организаций, троцкисты предлагали метод голого принуждения, голого командования. Своей политикой троцкисты там, где онп попадали в руководство профсоюзной работой, вносили в профсою




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.