281
ГОГОЛЬ
282
помещичьего класса неумолимо стояли: либо отрыв от поместья, переход в город, превраще­ние в бюрократию либо прозябание в ус в непрерывной и бесплодной в условиях эко­номия, кризиса борьбе за интенсификацию бар-шинного х-ва. Б отличие от Квитки и особенно Нарежного Г. избирает второй путь; его клас­совая группа упорно цепляется за всякую воз­можность продолжения усадебного х-ва. Все творчество Г., начиная от «Старосветских по­мещиков» и кончая «Выбранными местами из переписки с друзьями» (1846), полно осозна­ния упадка своего класса. Но разорвать с ним Г. не может и не хочет. Типичный мелкий по­мещик-интеллигент, он в результате мучитель­ных поисков выхода приходит к идее создания хозяйственной системы, в которой капитали­стическое накопление проводилось бы на осно­ве усиления крепостнической эксплуатации. Утопичность этой попытки, особенно остро ска­завшаяся в период начавшейся в 40-х годах волны нового промышленного оживления ji непрекращающегося развала крепостническо­го хозяйства, приводит Гоголя к творческой катастрофе.
Остро видя конкретные формы экономическо­го и бытового распада, Г. в силу своей крепост-нич. идеологии не может найти правильных вы­ходов к их изживанию. Разоблачение «недо­статков» строя во имя его укрепления сосуще­ствует в нем с чувством привязанности к своему-классу. Юмор Г., к-рый он сам определял как «смех сквозь слезы», был закономерным твор­ческим методом художника, видящего пороки своего класса, но не имеющего силы ра» чать их социальную основу и потому пытаю-. л исправить общественный уклад сред­ствами осмеяния и поучения.
В ранних своих повестях Гоголь не свободен от подражания народной украинской поэзии, фантастической тематике ее легенд («Страшная месть») и комедии-фарсу («Ночь под рождество») и др. Но уже в этих ранних подражательных произведениях раскрывается гоголевский юмор, в к-ром взрывы беззаботного веселья внезапно сменяются грустью (замечательный финал «Со-рочпнскон ярмарки»). Полный увлечения ук­раинской стариной, Г. создает националистич. повесть, воспевающую бранные подвиги украин­ского казачества, борющегося с поляками (по­весть «Тарас Бульба»). Но эти обращения Г. к истории и народной поэзии занимают в его творчестве второстепенное место по сравнению с изображением современности. В этом отноше­нии крупнейшим шагом вперед является вто­рой сб. по:                      огород». В нем гораздо резче выступает излюбленная Г. социальная среда мелкой усадьбы и тесно связанного с нею провинциального городка. В повестях «Мир­города» еще силен беззаботный комизм («Иван Федорович Шпонька», позднее—«Коляска»), но наряду с ним уже развернуты мотивы оскуде­ния и распада. Идиллическая картина жизни помещиков Товстогубов в «Старосветских по­мещиках» овеяна уже грустным предчувствием неизбежного одряхления и смерти. В 1836 Г. впервые становится на путь обличения поро­ков дореформенной России с целью их искоре­нения. Комизм «Вечеров на хуторе» и юмор «Миргорода» сменяются сатирой «Ревизора».
Сюжет о ревизоре бытовал в русской лите­ратуре до Г. Однако сравнение комедии Г. с произведениями его предшественников обна­жает в «Ревизоре» исключительное по силе
преодоление литературных традиции. Г. безжа­лостно изгоняет из своей комедии все, что могло бы осложнить ее социальную направленность (напр. обязательную до него в русской коме­дии любовную интригу, к-рая им жестоко па­родируется). В «Ревизоре» Г. с огромной ху­дожественной силой отобразил взяточничество и лихоимство дореформенного чиновничества и бесправие находящегося под его властью насе­ления захолустного провинциального городка. Впервые представленная на сцене Александ­рийского театра в Петербурге 19/IV 1836, ко­медия «Ревизор» вызвала ожесточенные напад­ки классовых групп, задетых гоголевской са­тирой. «Все против меня,—жаловался Гоголь Щепкину вскоре после первого представления комедии.—чиновники пожилые и почтенные кричат, что для меня нет ничего святого, когда я дерзнул так говорить о служащих людях; полицейские против меня, купцы против меня, литераторы против меня. Досадно видеть про­тив себя людей тому, который их любит между тем братской любовью». Разоблачение одного из самых отвратительных пороков дорефор­менного строя было так сильно, что его испу­гался сам автор. Идеолог мелкого дворянства, Г. не хотел создавать сатиры на весь строй в целом, но то, что он изобразил в своей комедии как недостает, было органической и неотъем­лемой принадлежностью всего строя. Чтобы смягчить объективную сатирическую направ­ленность «Ревизора», Гоголь пишет «Театраль­ный разъезд после представления комедии» и «Развязку ..Ревизора"», в которых трактует «Ревизора» как произведение, «замышленное с целью произвести доброе влияние на общество» и «осмеять только самоуправные отступления век-рых лиц от форменного узаконенного по-
►. Но все эти позднейшие комментарии не могли парализовать разрушительного дей­ствия комедии. Резкое противоречие м идеологией Г. и действительностью особенно ярко раскрылось в поэме «Мертвые души»— величайшем произведении Г., над к-рым он начал работать еще в середине 30-х гг. Поста­вив задачей изобразить, как происходит рас­пад старой России и кат: создаются новые иде­альные люди, к-рые поведут страну к процве­танию, Г. оказался не в состоянии выполнить свой грандиозный план. Положительные герои второй части «Мертвых душ»—идеальная рус­ская девушка У линька, добродетельный от-01уразов и безжалостно искореняю-
мзяточничество генерал-губернатор—на­думанны и безжизненны. Зато с изумительной
:ественной яркостью и рельефностью от-сь в < Мертвых душах» экономическое
:ьтурное загнивание поместной и чинов­ничьей среды. Образами сентиментального без­дельника Манилова, бессмысленного скряги Плюшкина, «предпринимателя» Чичикова, со­здающего себе благосостояние путем ловкого мошенвнчества, и рядом других образов Г. за­ставил читателя понять, «как грустна наша Рос­сия» (слова Пушкина, которому Г. читал пер­вые наброски своей «поэмы»). В отличие от «Ревизора» сатира «Мертвых душ» была однако приглушена юмором. Но «смех сквозь слезы», будучи художественным методом художника, к-рый выступил с «половинчат jib критикой своего класса, не смог замаскировать и в этом произведении широчайшей картины распада. Снова Г. очутился перед необходимостью осла­бить силу тех ударов, к-рые он, убежденный



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.