33
ГЕГЕЛЬ
34
«Феноменологии духа» Г. поставил задачу до­казать . что истинно научный взгляд на действи-тель'ность есть взгляд на нее как на тождество мышления и бытия. Это идеалистическое тожде-ство, лежащее в основе философии Г., является в то ше время результатом движения сознания от низшей, чувственной его ступени до абсо­лютного знания. Источником и движушей си­лой этого исторически развивающегося про-Ц( . познания является противоречие между п] адмето*—объектом—познания и самим зна­нием. Сознание начинает свое движение с того, что вскрывает бедность, обманчивость чувствен­ного знания. Движущая сила противоречия ме­жду понятием и предметом приводит сознание к убеждению в том, что сущностью мира явля­ется чистая мысль и что следовательно знание и предмет знания тождественны.
В «Феноменологии духа» Г. формулирует ге­ниальную мысль, что знание есть исторически развивающийся процесс. Однако Гегель, буду­чи идеалистом, выхолащивает эту мысль, ибо он пытается доказать, что знание, в процессе своего историч. развития овладевая предметом, погло­щает его. Природа, по Г., являясь лишь инобы­тием Идеи, есть нечто внешнее, отдельное, эм­пирически случайное, и следовательно предме­том полного, универсального знания является само абсолютное (чистое) знание.
Это чистое знание анализируется Гегелем в его гл. произведении «Наука логики». Логика должна вскрыть весь процесс саморазвития это­го Мирового разума и различные виды и фор­мы его проявления и осуществления. «Логика— система чистого разума, царство чистой мыс­ли». Абсолютное понятие, составляющее истин­ную сущность вещей, развивается, проходя ряд ступеней, в силу необходимого, внутренне ему присущего противоречия. Начиная с наиболее абстрактной категории «бытия вообще», кото­рая в силу своей пустоты то же, что «небытие», и поэтому неизбежно превращается в эту свою противоположность, переходя затем к более конкретной категории «становления», являю­щейся единством бытия и небытия, и т. д., Г. дает законченную систему категорий, из кото­рых каждая новая, вырастая на основе пред­шествующих, делается все конкретнее, все бога­че содержанием. Логика Г., состоящая из объ­ективной (учение о бытии и учение о сущно­сти) и субъективной (учение о понятии), завер­шается учением об Абсолютной идее, кото­рая, составляя сущность всего существующего, порождает из себя все богатство действительно­сти, переходя в свое инобытие (в природе) с тем, чтобы снова вернуться к себе в развитии конечного духа—человеческого мышления—и притти таким образом к самопознанию. И при­рода и общественное развитие обращаются у Г. в прикладную логику.
Г. по существу при построении своей логи­ки опирается на всю историю развития науч­ной мысли и философии, но идеалистически мистифицирует это развитие. «В истории фило­софии мы находим различные ступени логиче-й идеи в виде выступающих друг за другом ; г'.лософских систем, каждая из которых имеет ей основой особое определение абсолюта» (Гегель). «Логика начинает тем же, чем начи­нает ;:стория философии в подлинном смысле этого адова» (Гегель). Т. о. отдельные катего­рии его логики оказываются в той или иной мере историческими «ступеньками выделения, т. е. позиания, мира» (Ленин).
М. С. Э. т. III.
Выбрав из реальной, материально обуслов­ленной истории общественного развития мо­менты движения и углубления познания и об­ратив их в замкнутую систему саморазвиваю­щегося Духа, Гегель все ставит «на голову», изображая 'затем реальную историю и приро­ду как отражение и инобытие логической идеи. «Действительным субъектом у Гегеля становит­ся мистическая субстанция, а реальный субъект представляется как нечто другое, как момент мистической субстанции» (Маркс). Т.о. логика Г. в идеалистически извращенной мистифици­рованной форме дает историю развития позна­ния и*его теорию, «путь познавательного дви­жения» (Ленин). Логика выступает одновремен­но как история и теория познания.
Г. «гениально угадал, что логические формы и законы не пустые оболочки, а отражения объективного мира» (Ленин). Г. дает поэтому со­крушительную критику формальной, бессодер­жательной логики, вскрывая пустоту ее кате­горий. Но, поскольку действительное отноше­ние между понятиями и вещами он дает в из­вращенном виде, его собственная логика лиша­ется реального, предметного содержания.
В логике, как и в «Феноменологии духа», великое, прогрессивное переплетается с реак­ционным. Революционное, действительно науч­ное значение гегелевской логики состоит в том, что она противоречия объявила движущей си­лой всякого развития. Эту противоречивость всякого процесса Г. выразил гл. обр. в своем учении о сущности (2-я книга «Науки логики»), показав,что источником и основой всякого раз­вития, всякой жизненности является противо­речие, раздвоение единого и борьба взаимоис­ключающих, противоположных сторон этого единства. Поняв движение как самодвижение понятия путем борьбы противоположностей, Г. вскрыл ограниченность понимания движения только как количественного изменения. Для не­го движение есть переход количественного из­менения в качественное и наоборот. Идея ста­новления, развития через противоречия, пере­хода от старого к новому, от низшей ступени к высшей путем отрицания отрицания пронизыва­ет всю логику Г. Но законы диалектики у Г. «не выведены из природы и истории, а навязаны последним как законы мышления. Отсюда вы­текает вся вымученная и часто ужасная кон­струкция: мир—хочет ли он того или нет—дол­жен согласоваться с логической системой, ко­торая сама является лишь продуктом опреде­ленной ступени развития человеческого мыш­ления» (Энгельс). В его диалектике «переходы от одной категории к другой или от одного противоречия к следующему почти всегда про­извольны» (Энгельс).
От логики Г. переходит к философии приро­ды. Здесь перед нами не что иное, как «спеку­лятивная теория сотворения мира» (Маркс). Абсолютная идея «становится созидательницей природы». Природа, по Г., есть Абсолютная идея в форме инобытия, в форме равнодушной внешней предметности. Объективный идеалист, Г., беря за исходный пункт Идею и рассма­тривая природу как инобытие этой Идеи, ут­верждает независимость природы от индивиду­ального человеческого сознания, являющегося в свою очередь ступенью в развитии Идеи. Признавая однако объективность природы, т. е. независимость ее от человеческого сознания, Г. вместе с тем растворяет природу в Идее, т. е. в том же человеческом сознании, только



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.