635    ДАРВИНИЗМ    634

бе за ішщу, за свет, за место в мире выживают только наиболее приспособленные, все остальные погибают. Этот процесс отбора, совершающийся стихийно, без какой бы то ни было сознательной воли, создает из случайных наследственных изменений, претерпеваемых организмами, новые формы, более приспособленные к условиям существования, создает эволюцию органического мира.

Эволюция есть процесс новообразования. Каждый вид произошел от другого вида; он представляет звено непрерывной цепи эволюционного процесса. Каждый этап эволюции не есть простое количественное изменение предыдущего этапа, но истинное новообразование. Каждый вид в сравнении с более раннеа формой, из которой он развился, содержит в себе нечто новое, чего раньше не было. Это новое и есть скачок, перерыв, лежащий между смежными формами, в непрерывной цепи развития. Единство прерывности и непрерывности есть характерная особенность эволюц. процесса.

Все последарвиновское время, вплоть до наших дней, было сплошным триумфом идеи эволюции. Отрицать факт эволюции в наше время пытаются только явные мракобесы: воинствующая церковь для спасения библейского сказания о единовременном сотворении богом всех живых существ, а также некоторые бурж. учения, видящие в Д., разрушающем религию, опасность для классового бурж. об-ва. Примером такого мракобесия служит т. н. «обезьяний процесс» против дарвинистов в США.

Но если факт эволюции пользуется единодушным признанием—небольшая группа явных мракобесов не может быть принята в расчет,—то объяснение этого факта, данное Дарвином, все еще встречает возражения со стороны нек-рых ученых. Эти возражения направлены гл. обр. против теории естественного отбора, сводящего эволюцию к простым автоматическим процессам, лишенным веяного сознательного начала. Особенно резко выступают против Д. виталисты (см. Витализм), видящие главную движущую силу эволюционного процесса в особой «жизненной силе» или во внутренних побуждениях и стремлениях самого организма. Напряженную борьбу приходится вести Д. и против ламаркизма, пытающегося, отбросив или крайне урезав теорию естественного отбора, одной изменчивостью объяснить ход эволюции. Для ламаркизма характерно утверждение, что эволюционная изменяемость живых существ состоит гл. обр. из приспособительных изменений, к-рые сами по себе, без участия отбора, создают новые, приспособленные к условиям существования формы жизни. Внешняя среда действует на организмы, организмы отвечают на эти воздействия теми или другими целесообразными изменениями, которые наследуются, а из цепи таких изменений создается эволюционный процесс. Д. выдвигает против ламаркизма ряд фактов, доказывающих, что наследственные изменения сами по себе, без участия отбора, не в состоянии создать новые формы, приспособленные к среде. Все эти нападки не смогли поколебать дарвиновской теории отбора. С другой стороны, Д. пришлось выдержать борьбу и в собственном лагере против одностороннего понимания и преувеличения значения естественного отбора, против провозглашения независимости наследственной изменчивости от влияния внешней среды, против розданного Вейсманом учения о «всемогуществе естественного отбора*—неодарвинизма,—к-рое метафизически извращает Д.

Сила Д. по сравнению с другими эволюционными теориями (ламаркизмом, номогенезом и др.) заключается в том, что он не нуждается для объяснения эволюции ни в каких догадках. При помощи естественных факторов—изменчивости, наследственности, борьбы за существование, естественного отбора—Д. не только объясняет, каким образом возникают новые виды, но и отвечает на вопрос, почему эти виды оказываются приспособленными к среде, почему они целесообразно устроены. Эта целесообразность в свете Д. является результатом действия естественного отбора.

Благодаря своему материализму Д. сыграл в истории мировоззрения чрезвычайно большую роль. Сильное влияние Д. испытали: философия, общественные науки, все биологические дисциплины, в к-рых Д. произвел подлинный переворот. Ни одна отрасль биологии но осталась без влияния Д. Анатомия впервые сознательно начала применять свой основной— сравнительный—метод, физиология получила сильнейший толчок к развитию, имея возможность переносить данные, полученные на одних организмах, на другие. Эмбриология установила свою основную закономерность—биогенетический закон—только на основании Д. Систематика, занимающаяся построением естественной классификации, получила более серьезные и глубокие основания. Палеонтология впервые превратилась из описательной науки в науку

о конкретной истории органического мира.Всюду Д. внес струю свежего воздуха, во всех биологических науках он сыграл и играет крупнейшую роль, сходную с известными ограничениями с той ролью, к-рую в общественных науках сыграл исторический материализм Маркса и Энгельса. Последнее объясняется тем. что Д. стихийно впитал с себя ряд элементов материалистической диалектики. Однако нет ни малейших оснований к механическому перенесению Д. на общественную жизнь и, обратно, исторического материализма на эволюцию организмов. Эпоха империалистических войн и пролетарских революций заставляет буржуазию использовать Д. в качестве орудия борьбы для сохранения своей власти и оправдания капиталистич: эксплоаташш. Империалисты и их дипломированные «лакеи» провозглашают себя «высшей», более приспособленной расой в сравнении с колониальными народами. Свою неслыханную эксплоатацию колоний они объявляют «борьбой за существование», а грабеж их при помощи пулеметов и танков—«выживанием наиболее приспособленных». То же он» утверждают, эксплоатирѵя рабочих и расстреливая «варваров», осмеливающихся поднять свою руку против капиталистич. «цивилизации». Ужасы, страдания, вымирание рабочего класса в условиях современного капиталіт-стич. кризиса они рассматривают как момент, оздоровляющий народы, находящиеся в когтях этого кризиса. Ибо, утверждают они, во время кризиса все слабые, больные, неприспособленные вымрут, останутся-де одни здоровые. «Здоровье» кошелька они отождествляют с физическим здоровьем. Война является в их глазах одним из мощнейших рычагов воздействия естественного отбора на народы. Все эти старые и новые «откровения» буржуазной науки представляют разновидности т. н. «социального дарвинизма». Надо признать, что в некоторых




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.