719    ДЕМОКРАТИЯ    720

тельно в том числе и к.-д., «правые» же соглашались только на исключение «лиц» и «элементов», замешанных в этом контрреволюционном мятеже. Хотя ВЦИК в постановлении о созыве Д. с. предлагал исключить из коалиции партию «народной свободы» (к.-д.), и меньшевистская фракция Д. с., где правые были в меньшинстве, поручила министру—м-ку Церетели—предложить на общем собрании резолюцию, исключающую партии, причастные к корниловщине, он под давлением Временного пр-ва и иностранных дипломатов заменил в резолюции слово «партий» словом «элементов» и тем открывал доступ для к.-д., персонально не уличенных в участии в корниловщине. Тогда «левые» внесли поправку с требованием исключения партии «народной свободы» как таковой. Большинством 798 против 139 при 196 воздержавшихся была принята пер^р,я редакция. Но, хотя за коалицию в принципе было подано 766 голосов против 688 при 38 воздержавшихся, резолюция в целом собрала только 183 голоса и была отвергнута большинством в 813 голосов. Т. о. вопрос

о структуре власти остался нерешенным, и оправдались слова Ленина о Д. с.: «все равно оно ничего не решает: решение лежит вне его, в рабочих кварталах Питера и Москвы» (Ленин, Соч., 3 изд., т. XXI, стр. 197). Д. с. выбрало Демократический совет, перед к-рым должно было быть ответственным Временное пр-во, и делегацию для переговоров с бурж. партиями. Эта последняя скоро составила утвержденное Демократій, советом новое коалиционное Временное пр-во с участием к.-д. и с нарушением всех условий Д. с. Демократический совет был пополнен представителями цензовых элементов, не участвовавших в Д. с., _и стал называться Временным советом. Российской республики, или Предпарламентом. По предложению Ленина, считавшего участие б-ков в Д. с. ошибкой, выбранные в Предпарламент большевики вышли из него. Штрейкбрехеры пролетарской революции Каменев и Зиновьев, исходя из своих меньшевистских позиций по вопросу о перспективах революции, были против ухода из Предпарламента.

Лит.: Ленин В., Сочинения, т. XXI, 3 изд., М.—Л., 1928 (<• Большевики должны взять власть», «■Марксизм и восстание», «О героях подлога» и «Удержат ли большевики гос. власть»); Сталин И., На путях к Октябрю, 2 изд., Л., 1925; его же, Троцкизм или ленинизм?, М., [1924]; Революция 1917 года (Хроника событий), т. IV (Сост. В. Владимирова) п т. V (сост. К. Р я б и и с к и и), М., 1924—26.

ДЕМОКРАТИЯ (греч.)—буквально народовластие. Термин этот восходит к учениям о гос. устройстве древнегреч. философов (Платон, Аристотель и др.). У них понятие Д. как народной власти противопоставлялось монархии, в которой власть принадлежит одному человеку, монарху, и аристократии, где власть находится в руках небольшой группы людей, выделяющихся знатностью происхождения, богатством, военной доблестью и т. п. Пройдя через ряд веков, определение Д. как бесклассовой «власти народа» получило свое закрепление в теориях идеологов революц. буржуазии—школе естественного права, в «декларациях прав» революц. буржуазии и в бурж.-демократич. конституциях, а свое полное развитие—в теориях буржуазных государствове-дов 19 в. Эти теории выставляют образцом демократического гос-ва бурж. демократическую республику. Они были восприняты также социал-реформистами. Марксистско-ленинское учение о гос-ве не признает никакой бесклассовой или надклассовой государственной власти, а следовательно и бесклассовой Д. «Демократия не тождественна с подчинением меньшинства большинству. Демократия есть признающее подчинение меньшинства большинству государство, т. е. организация для систематического насилия одного класса над другим, одной части населення над другою» (Ленин, Государство и революция). Д. есть т. о. чисто классовое понятие, неразрывно связанное с диктатурой того или иного класса. Не существовало и не существует Д. «вообще». История знает примеры только конкретных, классовых демократий—рабовладельческой (античная Д.), феодальной, буржуазной,—остающихся эксплоататорскими, и противоположной им советской демократи и—для широчайших масс трудящихся, с исключением из нее-эксплоататоров. Бурж. демократы и социал-реформисты (вроде Каутского) стараются доказать, что бурж. Д., с ее формальным равенством всех перед законом, с ее якобы «всеобщим избирательным правом» и т. н. «свободами», провозглашаемыми в бурж. конституциях, и есть, подлинная, «чистая», бесклассовая Д. Но демократические лозунги буржуазии, игравшие некогда революц. роль, свелись после утверждения бурж. власти к фикциям, к-рые в бурж. конституциях прикрывают эксплоататорский характер буржуазного строя.

«Буржуазная республика,—говорит Маркс,— означает неограниченное господство одного класса над другим». «Государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим и в демократической республике ничуть не меньше, чем в монархии»,—говорит Энгельс. В развитие этих положений Ленин учил: «Марксисты всегда говорили, что чем развитее, чем „чище“ демократия, тем обнаженнеег резче, беспощаднее становится классовая борьба , тем „чище1- выступает гнет капитала и диктатура буржуазии». Однако, бурж. Д. необходимо отличать от фашизма, открытой террористической диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала (Резолюции VII конгресса Коминтерна, 1935). Вот почему те же резолюции предлагают коммунистам в бурж. странах добиваться создания широкого антифашистского народного фронта на базе пролетарского единого фронта.

Маркс, Энгельс и Ленин считали буржуазную демократию огромным исторпчески-про-грессивным шагом по сравнению с феодализмом. Они учили, что пролетариат на определенных ступенях обшеств. развития должен бороться За завоевание бурж. Д., но они никогда не считали ее конечной целью борьбы рабочего класса. Маркс напр, писал, что рабочие^ «...не разделяют буржуазных иллюзий. Они могут и должны участвовать в буржуазной революции, т.к. она является необходимым условием для начала рабочей революции. Но рабочие ни одного мгновения не могут смотреть на. буржуазную революцию как на свою конечную-цель». Этой целью борьбы рабочего класса является завоевание пролетариатом власти, установление диктатуры пролетариата. «Демократия при капитализме есть демократия капиталистическая, демократия эксплоататорского меньшинства, покоящаяся на ограничении прав эксплоатируемого большинства и направленная против этого большинства. Только при пролетарской диктатуре возможны действительные*




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.