159
ГЕРМАНИЯ
160
зодство еще накануне войны призывало массы ■к антивоенным демонстрациям.
На решающем заседании фракции рейхста­га за предложение об отклонении военных кре­дитов подано было только 14 голосов, но и они подчинились дисциплине социал-патриотов. 4/VIII 1914 на историческом заседании рейхс­таге, председатель фракции Гаазе огласил от имени всей фракции заявление об одобрении военных кредитов. Единственным протестом, исходящим из рядов с.-д-тии, было опублико­ванное в заграничной прессе и датированное 10/IX 1914 заявление вождей левых (Карл Либкнехт, Роза Люксембург, Франц Ifepnr и Клара Цеткин), за к-рым в декабре последовало голосование Карла Либкнехта против военных кредитов. Выросший в течение десятилетий в условиях «мирного капитализма» оппортунизм стал открытым союзником                зни, прев-
ратился в социал-шовинизм. Центризм, фор­мально имевший большинство в партии п ее ру­ководстве, капитулировал, прикрываясь забо­той о единстве партии, перед рабочей бюрокра­тией, подкупленной империализмом.
Однако растущее недовольство масс полити­кой партии заставило вождей центра высту­пить летом 1915 с словесными заявлениями про­тив этой политики, а 15/ХП 1915 отклонить военные кредиты, обосновывая это отклонение пацифистскими фразами, но все же не отказы­ваясь от лозунга «защиты отечества». Давле­ние левых, которые в 1915 издавали журнал «Интернационале», а в 1916 сорганизовались в •Союз «Спартак» и начали систематическую не­легальную работу, с одной стороны, и на­правленные против них мероприятия большин­ства,—с другой, принудили центристов к более •самостоятельным выступлениям; 24/111 1916 во главе с Гаазе и Ледебуром они вышли из ■состава с.-д. фракции и образовали самостоя­тельную фракцию («социал-демократическое со­трудничество»).' На Берлинской конференции •{7/1 1917), созванной под давлением оппози­ционных рабочих, центристы решились на ор­ганизацию оппозиционной партийной фракции в масштабе гос-ва. Спартаковцы и др. левые группы по тактическим соображениям вошли в эту орг-цию, сохраняя свою фракционную обособленность внутри ее. Вслед за этим все орг-ции, вошедшие в оппозиционную фракцию (среди них берлинская, лейппигская и др.) и охватывающие ок. 100 т. чл., были исключе­ны из с.-д. партии.
Огромное влияние Февральской революции в России на герм, рабочих привело наконец центристов к основанию независимой с.-д. пар­тии (на Готской конференции, пасха 1917), к к-рой примкнул также и Союз «Спартак». В Ноябрьскую революцию 1918 независимцы вошли совместно с с.-д. большинства в пр-во «народных уполномоченных»; тем самым они помогли с.-д. большинства восстановить свой престиж в глазах рабочих масс, целиком раз­рушенный в результате проводимой ими по­литики по отношению к войне. Только теперь "Союз «Спартак» стал подготовлять создание своей собственной коммунистической партии, к-рое последовало на рубеже 1918—19, тогда, когда независимцы уже были выброшены сво­ими товарищами по коалиции из пр-ва.
В первые недели революции существовало из­вестное разделение труда между с.-д. большин­ства и независимыми: первые, после того как -они до последнего момента пытались спасти мо-
нархию и воспрепятствовать краху германско­го империализма, организовали белые войска : для подавления пролетарского авангарда; не­зависимые же фразами                  тве усыпляли тельность пролетариата и, используя уста­лость масс от войны, пропагандировали подчи-":мперпалпзму Антанты и разрыв с Совет­ской Россией. Когда Носке и Эберт переили к ' прямому вооруженному наступлению на про­летариат, независимцы, вышедшие из пр-ва и ; располагавшие значит, влиянием на массы, де-! зорганизовали пролетарскую оборону.
Открытое предательство революции социал-демократами большинства и оппозиционные жесты незавпеимцев привели к росту последних за счет первых (на выборах в Нал. собрание в янв. 1919 первые получили 11,5 млн. голосов, вторые—2.3 млн.; в нач. июня 1920—6,1 млн. г> млн. голосов, помимо того было подано ".5 млн. за КПГ). Одновременно шел процесс левенля внутри партии независимых; на Лейп-ппгском съезде 6 декабря 1919 центристы не смогли воспрепятствовать принятию резолю­ции, высказывающейся, хотя и с оговорками, за диктатуру пролетариата и за присоедине­ние к 3 Интернационалу. После Капповского путча и восстания рурских рабочих, в котором ! с особой наглядностью выявились колебания и ■• оппортунизм вождей незавпеимцев, произошел i перелом в настроениях рабочих, входивших в эту партию, приведший на съезде в Галле (сент. 1920) к расколу. Большинство, став ре-| шительно на почву коммунизма и приняв двад-■■ цать одно условие, объединилось с КПГ. Мень-"нство со старыми вождями все больше С жалось с с.-д. большинства и наконец осенью 1922 на Нюрнбергском съезде объединилось с ними. Когда Эберт при поддержке с.-д. по-i сылал в октябре 1923 рейхсвер для подавления | рабочих Саксонии и Тюрингии, «левые» с.-д. i этих земель дезорганизовали и парализовали : пролетарский фронт изнутри.
Голы относительной стабилизации прпнесли с.-д. партии рост числа членов почти до 1 млн. ; п свыше 9,1 млн. голосов на выборах I
1928). В результате участия с.-д. в обшегерман-| ском пр-ве, в пр-вах отдельных земель (в особен-| ности в Пруссии) и в муниципалитетах про­изошло срашенпе партийной, профсоюзной к | кооперативной бюрократии, численно чудовищ­но возросшей, с гос. аппаратом. Если рабочая бюрократия насчитывала перед войной около 4 т. чел., то в 1928 это число увеличилось в 20 раз. Этот слой, опираясь на рабочую ари-кратпю, пострадавшую в численном отноше­нии от рационализации, но ставшую еще более зависимой от предпринимателей, развивал старо-ревизионистский тезис о «врастании в социализм»; он проповедывал, что задачей ра­бочего класса, является осуществление совмест­но с предпринимателями хозяйственной с ■кратии, установление мира в х-ве, замена клас­совой борьбы политическим сотрудничеством с буржуазией и правительственными коалиция­ми. Эта линия, намеченная уже в Гёрлицкой программе социал-демократического большин­ства, развивается дальше в Гейделъбергской программе объединенной партии в 1925, в 1927— в Кильской аграрной программе, в 1928—в резолюциях о хозяйственной демократии и в одобрении постройки броненосца «А», а в 1929— в Магдебургской программе вооружений с лозунгом «республиканской защиты отечества». На практике эта линия выразилась в залпах



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.