Описание принципа функционирования кнс www.losbel.by.

307
ЖЕНЩИНА
308
чрезвычайно сурового характера относительно ■обращения мужа с женой; самые указания этого памятника на необходимость смягче­ния семейных кар (стегать жену плетью «веж-ливенько», а не как-нибудь иначе) лишь под­черкивают дикость и грубость общепринятого обращения с Ж. Женщины, участницы полити­ческой жизни—крайне редкое явление в эпоху феодализма. В числе единичных примеров можно назвать Марфу - Посадницу и царев­ну Софью Алексеевну, проводивших в политике интересы эксплоататорской верхушки. Столь же резкий классовый контраст с положени­ем трудящейся женщины представляет собой в позднейшее время положение Ж.-дворянки и ее роль в истории своего класса. Изнеженная бездельница, предмет воздыханий такого же бездельника дворянина, тратящая все свое время на балы, вечера, наряды и амурные при­ключения,—таков один из распространенных бытовых типов Ж.-дворянки крепостной Рос­сии. Самый тип дворянской женской красоты, воспетый дворянскими поэтами, отражал экс-плоататорскую суть дворянского об-ва: цени­лись изнеженность, слабость, «томный взор», белые, слабые руки, бессильно покатые плечи, маленькая ножка, «интересная бледность» ли­ца. Дворянка-хозяйка, эксплоататорша кре­постных, барыня, принимающая оброк и при помощи целой толпы дворовых слуг заправляю­щая хозяйством,—таков второй распростра­ненный тип Ж.-дворянки крепостной России. Часто в лице подобных -«хозяек» свирепст­вовали жесточайшие мучительницы крепост­ных крестьян, изобретавшие садические' «нака­зания» для «провинившихся» крепостных (см. Салтичиха). Восстания отдельных деревень не­редко расправлялись с подобными ненавистны­ми барынями-помещицами.                 и. нечпина. Женщина в дореволюционной России. Разло­жение крепостного х-ва и рост капиталистич. отношений, имевший результатом т. н. «осво­бождение крестьян», привели к значительным классовым перегруппировкам: сильно изме­нилось хозяйственное положение дворянства, выросла группа т. н. разночинцев. Перед Ж. из разночинной среды и разорившейся дворянкой стал вопрос о заработке как средстве существо­вания, что привело к возникновению т. н. «ягенского вопроса». Женщина-пролетарка ос­талась вне этого «женского вопроса»: начав­шееся в 60-х гг. под лозунгом «равноправия» женское движение в России носило буржуаз­ный характер и до 1905 вело борьбу исключи­тельно за распространение женского образова­ния и расширение сферы применения труда Ж. В этом движении нельзя найти ни требова­ний защиты экономич. интересов Ж.-проле­тарки ни требований политических прав для нее. Все существовавшие в России орг-ции Ж. носили преимущественно филантропич. харак­тер. В деле ясенского образования они имели успех; обеспокоенное наплывом женской моло­дежи за границу, где Ж. знакомились с рево­люционным учением, пр-во разрешило откры­тие Высших женских курсов в Москве в 1872, в Казанив 1876и в СПБв 1878.Начинаяс 70-хгг., среди Ж. из разночинной прослойки обнару­живается стремление к «служению народу», по­являются социалистич. настроения. Эта группа отходит от чисто женского движения и перехо­дит к участию в революционном движении на­родников (см. Народничество). Женское бурж. движение вступает на полит, путь лишь с рево-
люцией 1905, тесно связываясь с бурж.-либе­ральными партиями (гл. обр. с кадетской). В женском движении появляются два течения: левое, организовавшее Союз равноправности Ж. и выдвигавшее на первый план борьбу за политическое равноправие Ж., и правое, про­должавшее группироваться вокруг Женского благотворительного об-ва, не желавшее отсту­пать от старых традиций благотворительности. Оба они являлись выразителями требований и запросов буржуазной Ж. Принимая выдаю­щееся участие в общем революц. движении, Ж. выделили ряд активных участников и органи­заторов революционной борьбы.
Ж.-пролетарка вступает на другой путь— борьбы за улучшение своего экономич. и поли-тич. положения, тесно связанной с борьбой всего рабочего класса. С 70-х гг. Ж.-работни­цы являются активными участницами т. н. «рабочих бунтов» и забастовок: в 1878 на бу­магопрядильной' ф-ке в Петербурге, в Моро-зовской стачке, в Ярославле и др.
Труд Ж. с развитием капитализма проникает во все отрасли производства (текстильную, горную, химическую, типографскую и др.). К 1911 Ж. составляли уже 21,1% всех занятых в производстве рабочих. Рабочий день в про­изводствах, где преобладал труд Ж., был длиннее нормального рабочего дня; при одина­ковом с мужчинами рабочем дне в 11V2 часов труд Ж. оплачивался вдвое ниже. В пром. районах в 1908 средний заработок мужчин—v 1 р. 20 к. в день, Ж.—45—55 к. В текстильной пром-ети заработок Ж. составлял 85 к. в день, в табачной—45 к., в конфетной—40—45 к., в кирпичной—всего 20 к. Даже труд интелли­гентных женщин оплачивался гораздо ниже труда мужчин.
До 80-х гг. совершенно отсутствовало законо­дательство по охране труда Ж.: она ставилась на работы и во вредных производствах, при­чем не щадилось и материнство. Лишь ряд волнений и забастовок вынудил буря^уазию согласиться на ряд мер по охране труда ма­лолетних, подростков и Ж. (закон 1/VI 1882 о запрещении ночной работы для малолетних, закон 3/VI 1886 о запрещении ночной работы для Ж.), но эти меры существовали больше на бумаге, т. к. с затишьем в рабочем движе­нии они начали урезываться. Тяя-селая мате­риальная необеспеченность гнала трудящихся Ж. на приискание «побочного заработка», в проституцию. В 1900—01 только по одному Пе­тербургу насчитывалось от 30 до 50 т. Ж., торговавших своим телом. С развитием капита­лизма все сильнее развивалась и детская про­ституция. Бурж. женское движение ничего не сделало для борьбы с проституцией.
По законам б. Российской империи Ж. была лишена избирательных прав в Гос. думу, а также в органы т. н. местного самоуправле­ния. Однако Ж., имевшие имущественный ценз, могли передать право голоса при выборах в Гос. думу мужьям и сыновьям, а при выборах в местные самоуправления—также братьям, племянникам и т. д. Права их в отношении государственной и общественной службы бы­ли чрезвычайно ограничены. Замужняя Ж. бы­ла закрепощена личной властью мужа. Закон гласил, что «ясена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви, почтении и неограниченном послу­шании, оказывать ему всякое угождение и при­вязанность» (Зак. гражд., ст. 107). Она была


Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.