63                                                            ДОНЕЦКИЙ КРЯЖ—ДОН КИХОТ                                                              64
<(Сергеевым), был оккупирован герм, войска­ми, поддержавшими сначала Центральную ра­ду, а затем гетмана Скоропадского. Усмиряя рабочих, выступивших против Скоропадского, в Д. к. б. ворвался ген. Краснов и жестоко рас­правился с горняками, но скоро он был изгнан, и в начале 1919 во всем Д. к. б. восстановилась власть советов. Летом 1919 Д. к. б. заняла Добровольческая армия ген. Деникина (см. Гра­жданская война в России), к-рая проводила жесточайший белый террор, разрушая в конец пром-сть, и только с ликвидацией деникинщи­ны и оставшихся после нее бандитских шаек рабочие Д. к. б. под руководством компартии •смогли приступить к восстановлению «всерос­сийской кочегарки». Преодолевая огромные "трудности на производственном и бытовом фрон­тах, рабочие Д. к. б. должны были вести оже­сточенную борьбу с контрреволюц. вредитель­ством (см. Шахтинское дело) и преодолевать производственные прорывы и неполадки.Огром­ный рост технич. оборудования Д. к. б., улуч­шение организации снабжения и др. бытовых условий за последние годы создали возмож­ность реконструкции и быстрого роста веду­щих отраслей пром-сти Д. к. б., а также лик­видации кулачества на базе сплошной коллек­тивизации Д. к. б.
Лит.: Ленин В., Развитие капитализма в России, ■Соч., т. III, 3 изд., М.—Л., 1931; Г е с с е н Ю., Исто­рия горнорабочих СССР, т. II—Вторая половина 19 в., М., 1929; Либерман Л., В стране черного золота (Очерк развития заработной платы и революционного движения горнорабочих Донбасса), М.—Л., 1926; М е л-лер В. и Панкратова А., Рабочее движение в 1917, М.—Л., 1926; Октябрь и горняки, М., 1927.
ДОНЕЦКИЙ КРЯЖ, Донецк а я возвы­шен н о с т ь—невысокое сильно разрушен­ное складчатое поднятие в восточной части УССР и на С-3. АЧК; площ. ок. 41 т. км2; ■вые. 200—370 м. В отличие от Средне-русской возвышенности Д. к.—древняя горная страна; •сложена каменноугольными и более поздними породами, смятыми в складки. Последние ■сильно разрушены и сглажены процессами раз­мыва. Йа них местами залегают горизонтально •слои третичной системы. В сев.-зап. части Д. к. распадается на две ветви: одна идет к Лиси­чанску, другая (Дружковско-константинов-•ская гряда)—к ст. Краматорской. Поверхность холмистая. Наиболее развиты песчаники ка­менноугольного периода и сланцевые глины, •богатые залежами каменного угля и антрацита, пермские рухляки и гипсы с богатейшими за­лежами каменной соли и меловые слои, обра­зующие живописные утесы по берегам Донца. Есть месторождения ртути (Никитовка).
ДОНЖО'Н — центральная башня в феодаль­ных замках Зап. Европы, внутри двора, слу­жившая при осаде замка последним убежищем осажденных.
ДОН ЖУА'Н—литературный тип. Герой ис­панской легенды, обольститель дочери севиль-ского командора, убитого им на поединке. Д. Ж. приглашает к себе на ужин «каменного гостя» (статую убитого им командора), к-рый является и уносит его в ад. С 17 в. легенда становится предметом многочисленных поэти­ческих обработок. Искатель любовных при­ключений, обольститель женщин и дуэлист— у испанского писателя Тирсо де Молина, у Мольера Д. Ж.—вольнодумец и атеист, цинич­но попирающий все правила общепринятой нравственности. В истолковании романтиков (и отчасти в одноименной опере Моцарта и драме Пушкина «Каменный гость») Д. Ж.—
вечно неудовлетворенный искатель идеальной и всепоглощающей любви, разочарованный мечтатель, порой сближаемый с Фаустом (нем. писатели Гофман, Граббе и Ленау, А. К. Тол­стой). В вышеуказанных поэтических обработ­ках Д. Ж. связан с испанской легендой; не­зависим от нее герой одноименной поэмы Бай­рона, действие к-рой приурочивается к послед­ним десятилетиям 18 в. В типе Д. Ж. воплощен представитель дворянства в эпоху распада феодального мировоззрения.                                >
Лит.: Браун Е., Литературная история типа Дон-Жуана, СПБ, 1889; Веселовскнй Алексей, Ле­генда о Дон-Жуане, в книге: Этюды и характеристики, т. I, 4 изд., М., 1912.
ДО'НИ, Антон Франческо (1513—74)—один из первых итал. утопистов с близкими к комму­низму представлениями об организации произ­водства и потребления, с к-рыми у него соеди­няется концепция теократической (жреческой) организации управления и отсутствия семей­ных связей (общность жен и обществ, воспита­ние детей). Родом из Флоренции. Автор уто­пии «Миры», в 2 ч. (Венеция, 1552—53). Отра­жал настроения преимуш. городской ремеслен­ной бедноты, к которой по происхождению он принадлежал. В утопии Д. с.-х. площадь разби­вается на участки под отдельные культуры. В городах каждая сторона каждой улицы отве­дена определенным ремеслам. Работами руко­водят отдельные члены духовной корпорации. Вся продукция, за исключением непосредствен­но необходимого, сдается в постоянный гос. фонд, идущий на организацию обществ, снаб­жения, в частности обществ, питания... Воз­можно влияние Д. на Кампанеллу.
ДОНИЦЕ'ТТИ (Donizetti), Гаэтано (1797— 1848)—итал. композитор, выдающийся предста­витель (наряду с Беллинил! Россини) итальян­ской оперы 1-й пол. 19 в. Написал ок. 70 опер, лучшие из них: «Любовный напиток» (1832), «Лукреция Борджиа» (1833), «Лючия» (1835), «Фаворитка» (1840), «Дочь полка» (1840), «Дон Паскуале» (1843) и др., и ряд культовых произ­ведений. Для творчества Д. характерна чув­ственная романтика, перемежающаяся напря­женными, почти всегда театрально преувели­ченными драматическими конфликтами; лег­кая, несколько внешняя красивость мелодии. Письмо Д. очень неровно: в одном и том же произведении наряду с лучшими его достиже­ниями встречаются плоские и незначительные страницы. В целом оперы Д.—типичное по­рождение гедонистически-беспечного, легкого, несколько банального итальянского оперного стиля, пышно расцветшего в эпоху Реставра­ции на европейских оперных сценах.
ДОН КИХО'Т — герой одноименного романа испанского писателя Сервантеса (нач. 17 в.). Д. К.—мелкий дворянин, пытавшийся возро­дить отжившее рыцарство. Пустившись в даль­ние странствования для борьбы с неправдой, Д. К., «рыцарь печального образа», верхом на своей кляче сражается с ветряными мельни­цами и другими столь же фантастическими вра­гами. Роман Сервантеса был пародией рыцар­ского романа, а образ Д. К.—сатирой, осмея­нием средневекового рыцарского идеала со стороны передовой мелкодворянской интелли­генции эпохи монархич. абсолютизма и раз­вивающегося торгового капитала. Имя Д. 'К. стало нарицательным для обозначения беско­рыстного , но сумасбродного и потому смешного фантазера-мечтателя. Полная противополож­ность сумасбродному Д. К.—сопровождающий


Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.