79
ДОСТОЕВСКИЙ
80
человеческой крови, сколько за бунт против этих норм. Контрреволюционная направлен­ность произведения выразилась не в том лишь, что этим нормам придан характер священных и незыблемых (поскольку они охраняют дан­ный общественный строй), но и в том, что Д. деклассированного дворянина,упадочника Рас-кольникова, старается сделать «нигилистом», т. е. подкинуть революционному лагерю. Рево­люционный атеизм якобы приводит Расколь-никова к его преступлению. Атеизму Расколь-никова противопоставлена смиренная вера за­битой Сони Мармеладовой. Эта вера действи­тельно охраняет ту социальную пирамиду, ко­торая раздавила Соню.
Еще более заостренные против революции «Бесы» развивают контрреволюционную тен­денцию «Преступления и наказания». Здесь ставится тот же вопрос о праве нарушения уста­новленных социальных норм, но в ином плане. Раскольников в конце-концов совершает пре­ступление для себя. В «Бесах» ставится вопрос о праве на «преступление» во имя инте­ресов не личных, а общих, во имя блага громад­ного большинства человечества, короче—о пра­ве на революцию. Эта дискредитирующая рево­люцию и революционеров книга—отрицатель­ный ответ на этот вопрос. Люди, считающие «дозволенным» нарушение государственного и религиозного закона во имя революции, одер­жимы «бесами». Дело их бесплодно, ибо соз­дается не имеющими никаких корней в массах, до глубины души извращенными и опустошен­ными «лишними людьми» из либерального бар­ства (Ставрогин, П. Верховенский).
Дворянский декаданс как один из источни­ков революции—вот идея контрреволюционной проповеди Д., к к-рой он возвращается и в «Бра­тьях Карамазовых», где «нигилизму» Ивана, ведущему к смердяковщине, противопоставлен «христианский социализм» Алеши и «христиан­ская соборность» Зосимы, в которой всеобщей виновностью снимается чья бы то ни было от­ветственность за зло в мире и всякая реальная борьба с ним.
В своем художественном творчестве Д. сво­дит счеты и среволюц. разночинцами и с порвав­шими со своим классом отщепенцами дворян­ства, примкнувшими к революции, к-рых при­знает типичными «упадочниками». Упадочное дворянство должно дискредитировать револю­ционную идею, которую оно якобы породило. Его революционность и упадочность для Д. совпадают, ибо последняя означает тот отрыв от «народной правды», зафиксированной в сла­вянофильской идеологии, к-рый является при­чиной и политической революционности и нрав­ственного растления. С восторгом приветству­ет Д. замечание Майкова, что герои «Бесов»— это «тургеневские герои в старости». Дворян­ский декаданс, тенденциозно связанный с ни­гилизмом, отражен в произведениях Д. чуть ли не с «Бедных людей» (Быков). Одни персо­нажи отдаются этому декадансу не сопроти­вляясь (Свидригайлов, Раскольников, Федор, Иван и Дмитрий Карамазовы), другие пытают­ся преодолеть его в себе и других (положитель­ные фигуры Д.: Мышкин из «Идиота», Алеша Карамазов, Зосима из «Братьев Карамазовых»), Отпрыски дворянства, оторвавшиеся от поч­вы, потерявшие или теряющие связь с эконо­мической базой своего класса, это—подчас оме­щанившиеся дворяне, но психологически со своим классом не порвавшие и к другому классу
не примкнувшие. «Пролетарии», часто даже люмпены по своему общественному положению, они могут временно примыкать к революц. дви­жению, но при первом же поражении они от­вернутся от него во имя своих неутолимых пре­тензий, чтобы составить кадры для контррево­люции. И вот этот-то негодный человеческий хлам реакционный художник пытался навя­зать революции, чтобы ее дискредитировать.
Д.—художник упадочного, частично омеща­нившегося дворянства, психологически не пор­вавшего со своим классом, бунтующего против «порядка вещей», не удовлетворяющего его притязаниям, чтобы после первого поражения через «анархизм побежденных», через «под­полье» притти в лагерь дворянской контррево­люции. Такова была и эволюция самого Д., создавшего своим творчеством оправдание ре­негатства. Реакционным тенденциям творче­ства Д. не противоречит и его критика совре­менного ему общества и его демократические выпады. Социальные сдвиги, усилившиеся тем­пы жизни, унижение человеческой личности, социальная несправедливость—все бедствия, сопровождающие процесс капитализации стра­ны, не могли не почувствовать с особой остро­той сброшенные подчас на «дно» персонажи Д. Отсюда и элементы обличения капитализма в его творчестве. Отсюда ненависть к более сча­стливым отпрыскам дворянства, особенно к тем, кто более или менее удачно приспособлял­ся к капитализму.
Отразилась современная Д. бурная эпоха и в его художественном методе. Д. стремится вос­создать жизнь в ее динамике и противоречивой сложности, но в то же время ставит себе невы­полнимую задачу: он хочет таким методом укре­пить идеологию поповской, победоносцевской реакции,идеологию застоя,хозяйственной и по­литической отсталости. Ограниченная метафи­зическая идеология Д., стремящаяся совме­стить социальное неравенство с братством во христе, искажает все перспективы. Господство индивидуально-морального начала над нача­лом социальным определяет развитие почти каждого значительного характера Д. Отсюда крайний психологизм его творчества, психо­логизм, сжимающий все многообразие жизни до переживаний отдельной личности в ее изо­лированности от коллектива. Это сказывается и на самой композиции Д., к-рая воспринима­ется как художественно несовершенная: часто его фигуры становятся самодовлеющими мир­ками; автор до того сосредоточен на их личной психологии, что обрываются нити, связываю­щие их друг с другом и взрастившей их почвой. Сталкивая их не столько с действительностью, сколько с религиозно-моральными заповедями, автор может раздувать трагизм их пережива­ний до гиперболических размеров. Этот гипер­болизм превращает Д. из реалиста в романтика.
Однако своеобразие и опасность этого реак­ционного романтизма в том, что он маскирует­ся под реализм. Это—фантастика обыденного: она настолько внедрена в прозаическую обста­новку, что читателю внушается вера в ее есте­ственность и неизбежность. Маскировке под реализм фантастических положений и мистиче­ских идей способствует и язык Достоевского, нарочито сниженный до торопливой разговор­ной речи. В интересах перевооружения реак­ционной литературы на современный лад Д. даже признал дворянский реализм отставшим от запросов времени. Д. тем и был опасен для


Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.