171                                        ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА—ЕВРЕЙСКАЯ МУЗЫКА                                         172
лона Александрийского, исторические труды Иосифа Флавия и др.).
В первые века хр. эры сложился крупнейший памятник—Талмуд, в который вошли сборник «Мишна» (начало 3 в.), написанный на древне­еврейском яз., и сб. «ОГемара», написанный на арамейском яз. [в двух редакциях—иерусалим­ской (4 в.) и вавилонской (5 в.)]. Кроме юриди­ческой части («галаха») Талмуд включает «ага-ду», представляющую богатое собрание притч, басен.и легенд.
С 8 в. Е. л. приходит в соприкосновение с развивающейся арабской культурой и литера­турой. Расцвет светской и религ. поэзии в му­сульманской Испании относится к 12—13 вв. (поэт и философ Ибн-Габироль, лирик Моисей Ибн-Эзра, величайший еврейский поэт средне­вековья Иегуда Галеви и др.). В Италии выдви­нулся сатирик Иммануил Римский (ок. 1300). Языком философии и науки был преимуще­ственно арабский [Саадия (10 в.), Ибн-Габи­роль (И в)., Маймонид (12 в.)], но их произве­дения переводились на древнеевр. язык, фи­лософская и научная терминология к-рого была разработана в то время. С падением арабского могущества на Пиренейском п-ове и начавшими­ся преследованиями евреев в Испании, к-рые за­кончились их изгнанием в конце 15 в., с упад­ком средиземноморских стран (Италии и др.) произошло распыление южно-европ. еврейства («сефардов»), и Е. л. переживала длительный застой. В Италии 18 в. выдвигается лишь поэт-мистик Луццато. В глубоком упадке были ли­тература и умственная жизнь евреев в герман­ских и славянских странах («ашкеназов»).
Кратковременному оживлению лит-ры на древнеевр. яз. в зап.-европ. странах способ­ствовало зародившееся во 2-й пол. 18 в. бурж. просветительное движение (Гаскала), пионе­рами к-рого были ученики философа М. Мен­дельсона. Это движение распространилось в 19 в. и среди евр. буржуазии Польши и Рос­сии (в Галиции гегельянец Н. Крохмаль, в России «просветитель» И. Б. Левинзон, сен­тименталист-лирик Лебенсон-отец, поэт Миха Лебенсон, прозаик М. А. Гинзбург и др.).
В 50—60-х гг. 19 в. усиливается влияние ра­дикальной русской критики и публицистики. «Просветители» издают еженедельники и еже­месячники («Гамелиц» Цедербаума, «Гашахар» Смоленскина и др.). Беллетристика С Я. Аб­рамовича (псевд. Менделе Мойхер - Сфорим), писавшего больше на языке идиш, посвяще­на критике заскорузлых форм быта, как и по­эмы талантливого И. Л. Гордона. А. Ковнер выступил последователем Писарева. В поэзии И. Иегалеля и др. слышатся примитивно-со-циалистич. мотивы. Возникают социалистич. журналы «Гаэмес» А. Либермана, затем «Асе-фас хахамим» М. Винчевского. Но эта попыт­ка оказалась несостоятельной, и инициаторы перенесли свою деятельность на разговорный язык евр. масс. После погромной волны 1881 в России и с наступлением общественной реак­ции 80-х гг. лит-ра буржуазии пропитывается идеологией национализма (палестинофильства), а с конца 90-х гг.—сионизма. На путь нацио­нализма переходят публицист и беллетрист П. Смоленский, Лилиенблюм, Иегалель и др. И. Л. Перец, писавший преимущ. на идиш, в конце 90-х гг. поворачивает на путь нацио­нализма и символизма.
Разложение старого, «патриархального» ме­щанского быта под ударами капитализма, на-
строения мучительного надрыва мелкобурж. евр. интеллигенции нашли отражение в твор­честве Фейерберга (ром. «Куда»), Бердичевско-го и др. Под влиянием Менделя Мэйхер-Сфо-рима находились реалисты Бзя-Авигдор, Бер-шадский и др. Культура художеств, языка и формы характерны для Д. Фришмана и поэта Черниховского (поэмы и идиллии). В публи­цистике выдающееся положение в нач. 20 в. занимал сионист Ахад-Гаам (Гинцберг). Лите­ратурную славу его последователя Бялика со­здали «Сказание о погроме» и стихи в «про­роческом» стиле, но подлинная сила его даро­вания—в эпосе («Огненная хартия», «Мертве­цы пустыни», новеллы).
В наст, время литература на древнееврей­ском яз. имеет своим центром почти исключи­тельно Палестину. Она развивается под знаком националистической и клерикальной реакции и является тепличным растением, не имеющим" будущего.                                                    м. герр.
ЕВРЕЙСКАЯ МУЗЫКА. От древнейшей эпохи до нас дошла устная традиция речитативного чтения библейских отрывков, т. н. кантилля-ция по условным значкам. Часть богослуже­ния, исполняемая кантором («хаззанут»), пред­ставляет в мелодическом отношении сложный конгломерат муз. наслоений различных эпох и влияний окружающих народов. «Хаззанут», в к-ром широко используется импровизацион­ное начало, имеет три основных молитвенных «нусаха» (стиля): 1) древний, традиционный, от которого до нас дошли четыре лада; 2) се-фардский, испытавший влияние арабов (со­хранился у южно-европейских евреев-сефардов в Балканских странах, Юж. Франции, Сев. Африке, отчасти в Голландии); 3) ашкеназий-ский—в странах Сев.-зап. и Центр. Европы. В 19 в. в связи с буржуазно-ассимиляторскими тенденциями проводилась европеизация сина­гогального пения (четырехголосное сопрово­ждение хора, орган и т. д.). Звеном, соединяю­щим культовое пение с бытовым, являются так наз. «земирот» — субботние застольные песни.
Бытовой муз. фольклор евреев Центр, и Вост. Европы, объединенных языком идиш, недостаточно изучен. Еврейские бытовые пес­ни являются преимущ. творчеством еврейских ремесленников, мелких торговцев, люмпенов и т. д. Репертуар бытовой песни богат и много­образен (старинные баллады, мещанские ро­мансы, сатирические песни «ешиботников»— учеников богословских школ, двуязычные пес­ни «ешувников»—деревенских евреев). Чрез­вычайно разнообразная мелодика этих песен объединена нек-рыми общими интонационны­ми моментами исполнения, всегда одноголосно­го. Хоровое начало в евр. песенном фольклоре, за исключением хасидского, не привилось. В 90-х гг. 19 в. появляются еврейские рабочие революционные песни.
Инструментальная музыка клезмеров (евр. нар. музыкантов) состоит преимущ. из танцевальной музыки, т. н. «фрейлахс». Ха­сидская музыка бытует среди приверженцев религ. толка хасидов (см. Хасидизм) и состоит из медленных сосредоточенных мелодий («ни-гуним»), застольных песен и танцевальных пе­сен, мелодика к-рых носит специфический ин­струментальный характер. Хасидские песни исполняются мужским хором в унисон и поют­ся большей частью без слов, на какие-либо слоги; они обычно сопровождаются ритмиче­скими ударами руки по столу, хлопанием в ла-


Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.