< Малая советская энциклопедия - пятый том. Страница - 137.









233    КАНТ    234

блемы бытия, морали и религии—должно предшествовать «критическое» исследование природы и,границ человеческого познания. «Критическая» теория познания К. опирается на ряд предпосылок, к-рые нигде К. не доказываются и к-рые догматически принимаются им за исходные положения философии. Из этих догматических предпосылок главнейшими являются: 1) противопоставление вещей, как они существуют сами по себе, той форме, в какой они являются познанию: 2) противопоставление чувственности и рассудка как теоретической способности познания—разуму как способности идей, не дающих теоретического познания; 3) противопоставление ощущений понятиям; 4) противопоставление абсолютной всеобщности и необходимости рационального знания относительной всеобщности и необходимости знания эмпирического и вытекающий из этого противопоставления априоризм, т. учение о доопытной и независимой от опыта природе основных форм познания: чувственности и рассудка; 5) противопоставление формы знания его содержанию и исключение материального критерия истинности из пределов логики и т. д.

Во всех этих догматических предпосылках проявляется дуализм философии К.

Дуализм выступает в учении К. как дуализм «вещей в себе» и явлений, дуализм необходимости и свободы, дуализм знания и веры, дуализм формы и содержания, дуализм чувственности н рассудка, дуализм активной и пассивной

• торон знания. Социально-исторические корни кантовского дуализма—в двойственности немецкого бюргерства 18 века, бессильного (осуществить на практике буржуазную программу действия, неспособного вести действительную борьбу против феодализма и в то же время идеологически примыкающего к буржуазному—политическому, философскому, научному—движению, уже сложившемуся и одержавшему первые победы в Англии и особенно во Франции.

По учению К., развитому в работах «критического» периода, метафизика, которая претендовала на достоверное знание абсолютного, еще не стала подлинной наукой. В отличие от геометрии Евклида и логики Аристотеля, установленных в своих основах более 2.000 лет назад и с тех пор не подвергавшихся сколько-нибудь существенным переменам, метафизика, по К., еще не имеет прочных основоположений, а ее предшествующая история есть история бесплодных споров. Чтобы метафизика стала подлинной наукой, необходимо, по К., предварительное исследование познавательной способности и ее границ. Понятая таким обра-£ОМ метафизика есть, по К., «наука о границах человеческого разума».

По замыслу К. «критическое» обоснование метафизики должно преодолеть не только догматизм предшествующей философии, но и скептицизм Юма. Так как, по К., опыт не может сообщить знанию характер строгой всеобщности и необходимости, но может вести лишь к заключениям, ограниченным уже наблюденными и повторившимися в опыте явлениями. то для обоснования метафизики должны быть указаны основы, не зависящие от опыта. Метафизика может стать наукой, если будет показано, что в метафизике, так же как в математике и в естествознании, кроме суждений, основанных на опыте и на простом анализе понятий, возможны суждения, ведущие мысль дальше установленного содержания понятий и в то же время не зависящие ни от какого опыта. Такие суждения К. называет синтетическими суждениями a priori, а основания, в силу к-рых подобные суждения возможны, называет трансцендентальным и. Образцом такого знания, всеобщего и необходимого по своему значению, синтетического по -своей форме и априорного по отношению к опыту, К. считает акспомы и принципы математики и «чистого», т. е. не обусловленного опытом, естествознания.

По К., всеобщность и необходимость, присущие математике и естествознанию, не могут быть выведены ни из формально-логических условий мысли, ни из эмпирической индукции. Истины математики и естествознании не суть суждения аналитические, в которых сказуемое выводится из подлежащего как признак, уже заранее заключенный в его понятии; истины математики и естествознания суть суждения синтетические, в к-рых сказуемое присоединяется к подлежащему как нечто новое и не заключающееся в его понятии. При этом в отличие от Юма, который все суждения естествознания считал хотя и синтетическими, но в то же время основанными на опыте и потому лишенными достоверности, К. утверждает, будто естествознание обладает в качестве основоположений рядом суждений, к-рые, будучи синтетическими и вполне достоверными, не могут в то же время быть обоснованными на опыте. Всеобщность и необходимость таких основоположений, как напр, закон причинности, не вытекают ни из анализа логического состава понятий, ни из опыта и потому должны, по К., иметь основу в априорных формах познания. 'Г. к. деятельность познания слагается из чувственности, т. в. способности ощущать, и рассудка, т. е. способности образовывать понятия, то необходимо специальное исследование границ каждой из этих способностей. Этому исследованию и посвящены две первые части «Критики чистого разума»—трансцендентальная эстетика и аналитика. Исследование это показывает, по К., что теоретическое познание, осуществляемое математикой и естествознанием, возможно только для чувственности и рассудка.

В математике априорные синтетические суждения, с точки зрения К., возможны потому, что математика в своих отраслях—геометрии и арифметике—опирается на пространство и время, к-рые К. рассматривает как априорные формы чувственности (трансцендентальная эстетика); в естествознании синтетические суждения a priori возможны потому, что все высшие основоположения естественных наук, напр, основоположения субстанции, причинности, взаимодействия, опираются на систему априорных понятий рассудка, или категорий (категории количества, качества, отношения, модальности). Ни формы чувственности, ни категории рассудка сами по себе не дают предметного знания; «ощущения без понятий слепы, понятия без ощущений пусты», и предметное знание возможно только как синтез чувственности и рассудка. Своим высшим условием синтез этот имеет не простое эмпирическое и потому изменчивое единство сознания, но особое трансцендентальное единство апперцепции. обусловливающее возможность всех априорных знаний.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.