< Малая советская энциклопедия - пятый том. Страница - 139.









257    '    кант    238

' совпадающим с предписаниями нравственного закона, человека влечет естественная склонность, то такое поведение может быть названо легальным, но не моральным. Моральным поступок может быть назван только в том случае, если он осуществляется из уважения к нравственному закону. Однако отсутствие соответствия между моральным (или аморальным) поведением человека и его эмпирическим счастьем (или несчастьем) не мирится с голосом нравственного сознания. Последнее требует справедливого соответствия и, не находя его в мире явлений, ищет условий его необходимости в мире «вещей в себе».

Так обосновывается убеждение в существовании свободы, бессмертия и бога—не как теоретически доказуемая истина, но как постулат практического разума, как необходимое высшее условие нравственной гармонии мира.

При разработке учения критицизма от К. не укрылось противоречие его системы: противоположность «вещей в себе» и явлений, природы и свободы, теоретического и практического разума. Разрешить эти противоречия он пытается в своем третьем основном сочинении «критического» периода—в «Критике силы суждения». По мысли К., дуализм природы и сво-■боды не безусловен. Хотя из области чувственной природы в область сверхчувственной свободы теоретически невозможен никакой переход, все Же природу необходимо мыслить так, как если бы в ней возможно было осуществление цели по законам свободы. Необходимость осуществления в чувственном мире цели, имеющей основу в мире сверхчувственном, не есть необходимость теоретического познания, но лишь необходимость особой способности—рефлектирующей способности суждения. В то время как рассудок, предписывающий природе законы, не может без остатка свести все эмпирическое содержание частных законов природы к законам всеобщим, рефлектирующая способность суждения рассматривает многообразие частных законов как подчиненное целесообразному единству, к-рое имеет источник не в нашем человеческом, но в некотором высшем рассудке. Целесообразность т. о. не есть понятие теоретического разума, но лишь необходимая точка зрения рефлектирующей способности суждения. Объектами последней являются произведения искусства и органическая природа. Своеобразие произведений искусства состоит в том, что суждение эстетического вкуса, не будучи основано на понятии, но лишь на удовольствии, доставляемом созерцанием формы эстетического предмета, высказывается нами в то же время так, как если бы выражаемая в нем оценка имела всеобщее п необходимое значение. Своеобразие организмов состоит в том, что в качестве предметов чувственности они должны быть подводимы только под механические закономерности природы, в качестве же предметов разума должны быть подводимы под понятие целесообразности. Недоступное для человеческого рассудка, но допустимое для высшего интеллекта соединение в едином акте наглядного представления с мышлением в понятии сделало бы возможным мыслить единство механизма природы и целесообразности.

Историческое влияние учения К. на буржуазную философию чрезвычайно велико. Противоречия философии К.—противоречие «веши в себе» и явления, колебание между субъективным идеализмом и материализмом (признание «вещей в себе» вне нашего сознания)—стали предметом обсуждения, критики и борьбы еще при жизни самого К.

Учения К. о трансцендентальном единстве апперцепции, о синтетических суждениях, о космологических противоречиях, о первенстве практического разума над теоретическим, об эстетической и телеологической способности суждения стали исходным теоретическим пунктом для развития идеализма Фихте, Шеллинга, Гегеля. Развивая кантовское учение, Фихте и Шеллинг перерабатывали его в соответствии с характерными для них философскими тенденциями. Так, Фихте критиковал в учении К. допущение «вещей в себе», толкуя трансцендентальный идеализм в духе субъективного идеализма; Шеллинг, освободившись от влияния Фихте, использовал объективные тенденции теории познания и логики К. для обоснования философии объективного идеализма. Гегель, стоя на позициях объективного диалектического идеализма, критиковал у К. не допущение «вещей в себе», но учение об их непознаваемости гносеологический дуализм, противопоставление формы познания его содержанию, формальный характер этики категорического императива, субъективное и формально-логическое разрешение диалектических противоречий, субъективную трактовку эстетического суждения и телеологии. Последовательная критика, оценка исторического значения и преодоление кантовской философии были осуществлены только в философии диалектического материализма. Не отрицая историч. заслуг К. в учении о развитии мира, нанесшем удар метафизич. методу мышления, основоположники марксизма доказали, что философия К.—всецело пройденная ступень философского развития.

Величайший неустранимый порок кантовской системы—ее дуализм и агностицизм, а также метафизическая и формально-логическая база всех ее основных положений. В то время как последовательные идеалисты критиковали философию К. «справа»—как недостаточно последовательный идеализм, допускающий существование «вещей в себе», независимых от сознания, последовательные материалисты—Маркс, Энгельс, Ленин—критиковали ее «слева»—как дуалистическое учение о «вещах в себе», отрицающее их познаваемость, впадающее в агностицизм и ведущее к компромиссу знания и веры. С середины 60-х годов 19 в. учение К. становится опорной точкой и знаменем для наиболее реакционных идеалистических тенденций буржуазной философии. Но у нее во времена самого К. учение его в ряде основных вопросов философии представляло реакционное течение философской мысли, при мирявшее знание и веру, подрывавшее доверие к познавательным силам разума. Изучение познавательной деятельности человека у К. происходило в отрыве от истории по-онания п общественной практики. Единичный опыт действительно еще не дает научно обое-н 'ванного знания; объективная истинность наших знаний доказывается тем, что они проверяются практикой, н эта многократная, миллиарды раз повторяющаяся проверка превращает наш ,пыт в научное, обоснованное знание. К. же ищет основу всеобщности и необходимости знания в субъекте. Ленин указывает, что «конечный, преходящий относительный, условный характер человеческого познания (его ка




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.