STUDIO-LANA – бесшовные натяжные потолки от производителя Мы производим установку бесшовного натяжного потолка, представляющего собой натянутое полотно полимера. Конечно, важно учитывать специфику потолка в каждом конкретном доме. Его главное достоинство – удобство монтажа, после проведения работ в доме не будет ни пыли, ни грязи.

I

355    ЛОГИНА    356

ния, столь же многообразными способами они выражают бытие» (Аристотель, Метафизика). Аристотель исследовал общие «роды» высказываний (категории), формы суждений и в особенности формы умозаключений, разработал учение об определении и доказательстве.

Глубокую и блестящую характеристику Л. Аристотеля дает Ленин: «У Аристотеля везде объективная логика смешивается с субъективной и так притом, что везде видна объективная. Нет сомнения в объективности познания. Наивная вера в силу разума, в силу, мощь, объективную истинность познания. И наивная запутанность, беспомощножалкая запутанность в диалектике общего и отдельного... Схоластика и поповщина взяли мертвое у Аристотеля, а не живое: запросы, искания... Логика Аристотеля есть запрос, искание, подход к логике Гегеля,— а из нее, из логики Аристотеля (который всюду, на каждом шагу ставит вопрос именно о диалектике), сделали мертвую схоластику, выбросив все поиски, колебания, приемы постановки вопросов» (Ленин, Философские тетради, стр. 332).

В неполных и несовершенных латинских переводах логическое наследие Аристотеля перешло к христианским философам средневековья. Философия была у них превращена в служанку религии. Л. выродилась в чисто формальное искусство оперирования пустыми понятиями в целях обоснования и зашиты церковных догм. Средневековые схоластики являются создателями той школьной формальной Л., к-рая, несмотря на свой мертвый формализм и «невыносимую пустоту» (выражение Гегеля), влачит свое существование в школах Западной Европы и до сего времени. Особенно много места средневековая Л. уделяла учению о силлогизмах, которые она считала высшими формами познания. Учение это характеризуется полнейшим игнорированием содержания умозаключений и чисто механическим подходом к трактовке внешних форм мысли и их комбинаций. Для истории Л. имеет значение тот спор между «реалистами» (см. Реализм) и «номиналистами» (см. Номинализм), к-рый велся в средневековой философии по вопросу о том, пмеют ли общие понятия («универсалии») реальное существование вне человеческого сознания или же они суть лишь «имена», которым не соответствуют никакие реальные общности. II та и другая точка зрения была очень далека от правильного, т. е. диалектико-материалистического разрешения проблемы. Но средневековый номинализм, отрицающий отдельное от субъекта существование общих понятий, был в условиях распада средневековой философии «первым выражением материализма» (Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 15").

С нарождением нового, капиталистического способа производства начинается быстрое развитие науки и техники. Поднимаются протесты против аристотелевской силлогистики, превращенной в мертвую схоластику.

Так, отвергая схоластическую силлогистическую Л., Фр. Бэкон с особой силой выдвинул значение индукции. Считая ее основным методом научного исследования, Бэкон выступил как творец новой индуктивной Л. Эта Л. хотя и была весьма односторонней и несовершенной, однако для своего времени имела большое прогрессивное значение, поскольку опиралась на опыт, на эксперимент.

Против аристотелевско-схоластической силлогистики решительно выступил также и Декарт, противопоставив ей учение об интуиции (т. е. о непосредственном, основанном на ясности и отчетливости усмотрении основных принципов, аксиом и т.* д.) и дедукции (не в силлогистическом, а в математическом смысле). Однако, несмотря на антисхоластическую направленность логики Декарта, она осталась логикой метафизической, и только в трактовке отдельных проблем Декарт обнаружил замечательные пробле:ки диалектики. Особенно ярко это выразилось в том, что Декарт ввел в математику понятие переменной величины, а тем самым—движение (см. замечания Энгельса о Декарте в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. XIV, стр. 20, 122, 426—427, 478). Некоторые основные идеи Декарта, в сочетании с логическим учением Аристотеля, нашли свое выражение в т. н. логике Пор-Рояля,—в напечатанном в Париже в 1662 трактате «Логика или искусство мыслить», авторами которого были Арно, Николь и другие янсенисты из монастыря Пор-Рояля.

О Лейбнице в истории Л. упоминают обыкновенно как об а вторю «закона достаточного основания» и как об одном из предшественников современной математической Л., пытающейся свести мышление к вычислениям, к чисто формальным операциям над символами и их комбинациями. Глубокую критику этого логического «исчисления» дал уже Гегель (см. «Наука логики», ч. 2, глава 3-я, Умозаключение). Необходимо, однако, подчеркнуть, что этими двумя моментами значение Лейбница в истории Л. отнюдь не исчерпывается: в его философских, математических и естественно-научных работах имеются, наряду с метафизическими принципами, гениальные зародыши диалектики, правда, диалектики идеалистической (см. Ленин, Философские тетради, стр. 80).

Кант различает и противопоставляет друг другу две Л.: 1) «общую», «обычную», «чисто формальную» Л., отвлекающуюся от всякого вообще содержания, от всякого отношения к объектам и исследующую лишь голые формы мышления, и 2) «трансцендентальную» Л., которая ограничивает себя определенным содержанием, а именно—содержанием чисто априорного познания, т. е. содержанием категорий и основоположений рассудка и идей разума, создающих предметы, как предметы познания. В своей трактовке Л. Кант исходит из своего основного постулата о том, что «вещи в себе» непознаваемы и что мы имеем дело лишь с субъективными впечатлениями, к-рые мы оформляем, приводим в систему с помощью априорных форм мышления. Рассудок, по Канту, предписывает природе ее законы. Основной порок кантовской философии—дуализм—является также основным пороком и его трансцендентальной Л. Задача преодоления формальной Л. оказалась не-под силу Канту с его дуализмом формы и содержания, с его априоризмом «чистых» понятий и с его абсолютизированием традиционной формальной Л., откуда он и заимствовал свою таблицу категорий. Трансцендентальная логика Канта не выходит за пределы формальной

ЛОГИКИ.

Оставив кантовский дуализм и перейдя на позиции субъективного идеализма, Фихте в своем «Наукоучении» развивает те зародыши диалектики, которые имелись у Канта (учение о синтезе и др.), и приходит к полному отрица-




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.