361    ЛОГИКА—ЛОГИСТ И К А    36-2

На рубеже 19 и 20 вв. с требованием «чистой Л.» как идеальной науки об идеальных «смыслах», не имеющей ничего общего с эмпирической действительностью и метафизически противопоставляемой эмпирической психологии, выступил Эдмунд Гуссерль («Логические исследования», 1900—01). В основном «чистая Л.» Гуссерля представляет собой возрождение платоновского учения об идеях и декартовского учения о первичной данности «мышления». Другую разновидность «чистой», «анти-психологической», рационалистической Л. представляет собой Л. неокантианца Германа Когена(«Логика чистого познания», 1902),трактующего Канта в духе «чистого», рационалистического идеализма' и сближающего его с Лейбницем и Маймоном.

В Англии 19 в. следует отметить два основных направления в Л.: 1) индуктивная, эмпирическая Л., главными представителями к-рой являются Уэвел и Джон Стюарт Милль, и 2) уль-траформалистическая Л., перерастающая в так называемую математическую Л. (Гамильтон, Буль, Джевонс).

«Система логики» Милля вышла первым изданием в 1843. Хотя она полемизирует с традиционной силлогистикой и стремится дать анализ методов научного исследования, но затрагивает она лишь элементарные приемы мышления и по существу представляет собою лишь особую разновидность формальной («обычной»), антидиалектической Л. на основе юмовского феноменализма. Одностороннее выдвижение индукции, свойственное как Миллю, так и Уэве-лу, получило уничтожающую критику в заметках Энгельса о «всеиндуктивнстах» в «Диалектике природы» (см. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 497—98).

В дальнейшем эмпирическое направление в Л. приняло форму прагматизма, распространившегося главным образом в Америке (Джемс, Пирс, Дьюи). Прагматизм отрицает какую бы то ни бьио объективную истину, объявляя истинным все то, что в данный момент приносит непосредственную выгоду и что имеет действенное значение в житейской практике, а т. к. под этот критерий можно подвести и религию, то это служит обоснованием поповщины, мистики и всяких суеверий. Логическому мышлению приписывается весьма ограниченное и условное значение. Провозглашаются иррационализм и крайний субъективизм. В этом отношении к прагматистам примыкает и Бергсон с его иррационалистическим интуитивизмом.

Что касается формалистическп-математпче-ского направления в Л., то оно сперва выражалось в таких учениях, как учение о «квантификации» сказуемого (Гамильтон), согласно которому суждение превращается в простое уравнение тождества («все А суть все В» или «все А суть некоторые В»). Затем стали вводить в логику символы логического «сложения» и «умножения» понятии (Буль). Наконец, перешли к «исчислению предложений* и «логике отношений» англичанин Джевонс, американец Пирс, немцы Шредер и Фреге, итальянец Пеа-но, англичанин Рёссель. Этоультраформалисти-ческое направление в Л., пытающееся придать себе видимость точной науки путем введения математических символов и формул, теснейшим образом связано с кризисом новейшей математики, с попытками трактовать математику как науку о произвольных, чисто формальных конструкциях «чистой мысли». См. Логистика.

Во Франции взгляд на логические понятия и категории как на чисто условные «символы», не отражающие никакой реальности, защищался на рубеже 19 и 20 вв. математиком, физиком и философом А. Пуанкаре.

В последние годы в Австрии, Чехословакии и Германии довольно широкое распространение получил «неопозитивизм» Карнапа, Шли-ка, Витгенштейна, Ф. Франка и др., к-рые соединяют махистский феноменализм с логистикой Рёсселя и конвенционализмом Пуанкаре. Согласно их учению, Л. есть система «тавтологических» предложений, трактующих об отношениях между условными «символами» и ничего не говорящих о самой действительности, о самих предметах познания.

История буржуазной Л. в 19 и 20 вв. показывает, что, несмотря на внешнее разнообразие форм и направлений, мы везде имеем одну и ту же картину деградации теоретического мышления, уход его от конкретного изучения действительности в схоластическую, формалистическую игру «символами», в мистику, в вульгарное делячество на основе отказа от объективного познания сущности вещей, в пустопорожнюю идеалистическую тарабарщину и алогизм.

Лит.: Маркс К., Как нам быть с гегелевской диалектикой?, в кн.: Маркс К. п Энгельс Ф., Соч., т. III, М.—Л., 1930; его же. Введение к «К критике политической экономии», там же, т. XII, ч. 1, М, 1935; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. XIV, М.—Л., 1931; его же, Диалектика природы, там же; Ленин В., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 3 изд., т. XIII; его же, Еше раз о профсоюзах, там же, т. XXVI; его же. Философские тетради, под ред. В. Адоратского и В. Сорина, М., 1936 («Конспект книги Фейербаха „Изложение, развитие и критика философии Лейбница“», «Конспект книги Гегеля „Наука логики“», «План диалектики (логики) Гегеля», «Конспект книги Гегеля „Лекции по историпфилософип“», «Конспект книгиЛассаля „Философия Гераклита Темного из Эфеса“», «К вопросу о диалектике», «Конспект книги Аристотеля „Метафизика“»); Сталин И., Вопросы ленинизм?, 10 изд., М., 1936; его же, О проекте Конституции Союза ССР. Доклад на Чрезвычайном VIII всесоюзном съезде советов 25 ноября 1 936 г., М., 1936; его же, О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, [М.], 1937; Берия Л., К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье, М., 1936 (см. отрывки из статей Сталина, помещены!,IX в газете «Ахали цховреба»).

ЛОГИ'СТИКА—1) направление в соврем, бурж. идеалистической философии математики, рассматривающее математику как часть логики. Гл. представителями Л. являются: Г. Фреге, Пеано. Б. Рёссель и др.

С точки зрения логистов, в математике нет недоказуемых предложений и неопределимых понятий. Все математические аксиомы логически доказуемы, все основные понятия (особенно понятие натурального числа и операций над ним) определяются через общелогические понятия. Сама логика при этом подвергается изменению: основным логическим понятием делается понятие функции, или отношения; вся логика строится по типу математического исчисления (как некоторый род алгебры), для чего вводится особая символика. Несмотря на то, что логисты противопоставляют созданную ими алгебру логики формальной логике, по существу они продолжают оставаться на точке зрения формальной логики, т. к. рассматривают истины логики как правильные только в силу своей формы, а не содержания. Истины такого рода логисты называют тавтологиями. Стремление избежать обнаруженных в теории множеств парадоксов, поставивших под удар всю систему логистов, заставило Б. Рёсселя создать т. н. теорию логи-




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.