593    МАРКС    59t

противоречие между общественным характером производства и частно-капиталистической формой присвоения. Это противоречие проявляется в анархии производства, особенно ярко выступающей во время кризиса. Кризисы представляют собой «реальное соединение и насильственное выравнивание всех противоречий буржуазной экономики» (Маркс, Теории прибавочной стоимости, т. II, ч. 2, 1932, стр. 186). Кризисы ярко свидетельствуют о том, что «буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство» (Маркс,-Избр. произв., 1933, т. I, стр. 158).

Весь исторический ход развития капитализма вплоть до современного, грандиозного по масштабу и размаху кризиса, который развертывается на базе всеобщего кризиса капитализма, полностью подтвердил пророческие слова Маркса об исторической тенденции капиталистического накопления: «Наряду с постоянным уменьшением числа магнатов капитала... растет масса нищеты, гнета, порабощения, вырождения и эксплоатации, но вместе с тем растет и возмущение рабочего класса, непрерывно увеличивающегося, . вышколенного, объединенного и организованного самым механизмом капиталистического процесса производства. Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вместе с ней и благодаря ей достиг расцвета. Централизация средств производства и обобществление труда достигают уровня, при котором они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Последняя разрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» (Маркс, Капитал, т. I, 1932, стр. 613).

19. В нашу эпоху, эпоху загнивающего и умирающего капитализма, час капиталистической собственности пробил; экспроприаторы уже экспроприированы на одной шестой части земного шара. Капитализм, выполнив свою историческую миссию, превратился в оковы для дальнейшего развития. Банкротство капитализма выступает особенно ярко в свете величайших успехов социалистического строительства в СССР, наглядно демонстрирующих преимущества социалистической плановой системы хозяйства перед анархией капиталистического производства.

Банкротство капитализма не в силах замолчать теперь даже сами апологеты капитала, в том числе социал-демократы, твердящие на все лады о необходимости «сочетать» плановость с капитализмом. Нет такого звена в мар-ксовом экономическом учении, которое социал-демократы не пытались бы объявить «устаревшим»,, извратить и опошлить во имя защиты капитализма. Попытки II Интернационала «опровергнуть» учение Маркса о неизбежной гибели буржуазного общества находят свое увенчание в предательской теории «организованного капитализма» и врастания в социалистическое общество через госкапитализм.

В борьбе с прямыми и скрытыми апологетами капитализма Ленин развил экономическую теорию Маркса и обогатил ее учением об империализме как высшей и последней стадии капитализма. Экономическая теория Маркса и Ленина является незыблемой научной основой стратегии и тактики пролетариата, свергающего владычество капитала и создающего новое социалистическое общество.

Марне—основатель и вождь международной коммунистической партии.

20.    «Маркс был—прежде всего революционер... Его стихией была борьба» (Энгельс, в кн.: Маркс, Избр. произв., 1933, т. I, стр. 12). Маркс не только впервые дал научную основу международному рабочему движению, но и был его первым вождем и организатором. С 40-х годов прошлого века Маркс и Энгельс вели упорную борьбу за создание и укрепление коммунистической парт и и— авангарда пролетариата, вооруженного революционной теорией, владеющего стратегией и тактикой классовой борьбы.

Маркс был организатором и вождем первой пролетарской партии—«С оюза коммунистов». В «Манифесте Коммунистической партии» (1848) Маркс и Энгельс провозгласили, что пролетариат не может достигнуть своего освобождения без руководства партии—«самой решительной, всегда побуждающей к движению вперед части» рабочего класса, которая яснее и глубже других ВИДИТ «условия, ход и общие результаты пролетарского движения», которая стремится к «завоеванию пролетариатом политической власти» и к «упразднению частной собственности». «Никогда еще ни одна тактическая программа,—писал в 1885 г. Энгельс о «Манифесте», — не оправдывалась в такой мере, как эта. Выдвинутая накануне революции, она выдержала испытание этой революции; с тех пор каждый раз, когда какая-нибудь рабочая партия отступала от нее в своей деятельности, она расплачивалась за каждое отступление. И ныне, после почти сорока лет, она служит руководящей нитью для всех решительных, сознательных рабочих партий Европы от Мадрида и до Петербурга» (Маркс, Избр. произв., 1933, т. II, стр. 22).

21.    В период германской революции 1848 г. тактика Маркса была единственно правильной революционно-пролетарской тактикой. «Новую Рейнскую Газету», главным редактором которой был Маркс, Ленин называл «лучшим, непревзойденным органом революционного пролетариата» (Ленин, Соч., т. XVIII, стр. 35). В условиях тогдашней мелкобуржуазной Германии Маркс поддерживал крайнее левое крыло революционной демократии, бичуя на страницах «Новой Рейнской Газеты» половинчатость и «парламентский кретинизм» буржуазных демократов, выступая за плебейскую расправу с помещиками и монархией. В то же время Маркс отстаивал особые задачи пролетариата, который не ограничивается буржуазной революцией, который стремится «увенчать дело революции пролетарской государственной властью, сталкивая шаг за шагом с высоты власти одну фракцию буржуазии за другой» (Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10-е, стр. 22).

В рядах рабочего движения 1848—1850 гг. Маркс боролся на два фронта—против тех, кто ограничивался экономическими требованиями и стоял в стороне от политического движения пролетариата (Борн) и против героев «лево»-оппортунистической фразы (фракция Виллиха и Шаппера). В период злейшей реакции 50-х годов Маркс продолжал неустанную борьбу за основы пролетарской партии.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.