705    МАТЕРИАЛИЗМ ИСТОРИЧЕСКИЙ    706

организации пролетариата. В социологии народники проводили субъективный идеализм. Каждый социолог, по мнению, напр., Лаврова, вправе рассматривать историю с точки зрения своего «нравственного идеала» и сообразно ему «оценивать» события, подбирать исторические факты, располагая их по линии «прогресса» и «регресса». Никакого объективного, научного критерия, никакой объективной истины в социологии, якобы, быть не может. Ленин показал, что это означает искажшше картины исторического развития. Историю, по мнению народников, творят только критически мыслящие личности—интеллигенты, масса—лишь сырой материал в их руках. Отсюда противопоставление активных «героев» и пассивной «толпы -, покорно, слепо идущей за «героями». Из этой «теории» исходила политика и практика индивидуального террора и народников и эсеров. «Основным методом борьбы эсеры считали индивидуальный террор... Массового движения террор не вызвал, а, наоборот, ослабил его, так как политика и практика индивидуального террора исходят из народнической теории активных „героев“ и пассивной „толпы“, ждущей от героев подвига. А такая теория и практика исключают всякую возможность... создания массовой партии и массового революционного движения» («История гражданской войны в СССР», т. I, М., 1936, стр. 26). Народническая социология пыталась доказать, что признание марксистами исторической необходимости есть отрицание роли личности в истории. Ленин же показал, что только познание исторической необходимости дает возможность правильно понять и оценить роль личности в истории, понять условия, движущие мотивы и причины исторической деятельности людей. В борьбе с народниками Ленин особенно подчеркнул, развил и конкретизировал значение марксистского учения об общественно-экономических формациях и классовой борьбе.

Одновременно с борьбой против народников Ленин выступил против буржуазного извращения марксизма П. Струве. Струве также отрицал классовый характер самодержавия н государства и воспевал как защитник капитализма буржуазный «прогресс» и «культуру». Он замазывал при этом антагонизмы, противоречия, классовый характер и ограниченность буржуазного «прогресса» и «культуры». Струве сводил роль личности в истории к нулю, говорил о непреодолимой исторической необходимости, не указывая, однако, какой класс определяет эту необходимость, т. е. какой класс господствует при данном общественном строе, «создавая такие-то формы противодействия других классов» (Ленин, Соч., т. I, стр. 276). Он, как и народники, изображал себя стоящим, якобы, выше классов. Ленин показал узость, буржуазную ограниченность, непоследовательность, лживость этого буржуазного «объективизма», восхваляющего капитализм. В борьбе со Струве Ленин развил учение о партийности теории и практики марксизма. Марксизм вскрывает до конца антагонизмы капитализма, выясняет объективную роль всех классов и особенно историческую роль пролетариата и тем самым показывает, что признание объективной истины, науки обязывает становиться на точку зрения самого революционного класса—пролетариата. Развивая эти положения марксизма-ленинизма, Сталин говорил: «Марксизм есть научное выражение коренных интересов рабочего класса» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 597).

Ревизионисты заменяли научное, материалистическое обоснование социализма идеалистическим, неокантианским, «этическим» (М. Адлер, Форлендер, Бернштейн, Каутский и др.), выхолащивая революционное существо марксизма, отказываясь от марксистской теории классовой борьбы и революции, выступая против главного в марксизме—теории и тактики диктатуры пролетариата—и т. п. Идя в хвосте буржуазной социологии и расчищая почву для фашизма, реакционные теоретики социал-демократии открыто перешли на позиции идеализма, считая, что общественная жизнь есть духовное явление (М. Адлер), что производительные силы есть «познание природы» (Каутский), что производственные отношения также—не материальные, а духовные, волевые отношения (Каутский). Ленин и Сталин беспощадно боролись с ревизионистскими попытками разорвать на части цельную, законченную философию марксизма, с попытками «вынуть» из этой философии такую существенную часть, как исторический материализм, с попытками подорвать гносеологические основы исторического материализма и соединить марксизм с кантианством и махизмом (Каутский).

Плеханов, выступивший против ревизионистов (Бернштейна, Конрада Шмидта, Струве и махистов), против соединения М. и. с кантианством и махизмом, делал, однако, уступки кантианству и в одной из неопубликованных статей писал, что сторонники гносеологии Канта могут признавать историческую теорию Маркса. Плеханов имел значительные заслуги в деле пропаганды, защиты и даже разработки ряда вопросов М. и., особенно в период 1883—903. Он дал блестящую критику философских и социологических теорий народничества. Ленин всегда отмечал большие заслуги Плеханова в борьбе с философским ревизионизмом (Бернштейна, Конрада Шмидта и др.). Плеханов дал много ценного своими работами о французских материалистах, о Гегеле, социалистах-утопистах и историках Ми-нье, Тьерри, Гизо, а также работами по истории религии и др. форм идеологии, напр, литературы и искусства. Но Плеханов не смог развить теорию марксизма применительно к новой эпохе. Он не дал конкретного анализа этой эпохи, не сумел применить теорию и метод Маркса для разрешения сложнейших задач революционной практики и скатился к оппортунизму. Несмотря на ряд ошибок, Плеханов в общих вопросах философии был образованным марксистом. В вопросах же политики, революционной тактики и на практике, как подчеркивают Ленин и Сталин, Плеханов оказался бессильным догматиком, метафизиком, схематиком. А именно здесь требуется от вождя революционной пролетарской партии глубочайшее понимание диалектики исторических процессов. Уже и в ранних работах Плеханова имеются недостатки, ошибки и уклон от исторического материализма в сторону буржуазной географической школы в социологии (Монтескье, Бокль, Ратцель, Мечников). Недооценивая активной роли производственных отношений как формы развития производительных сил, Плеханов причину развития производительных сил искал в географической среде. Этот «географический уклон» Плеханова, отмеченный Сталиным, при-


М. С. Э. т. VI.

гз




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.