ЛЕЙБНИЦ    Ш

Л.—сын профессора морали в Лейпцигском ~-те, родился в Лейпциге. Овладев еще с --летнего возраста латинским языком, Л. осно-.тельно познакомился с античной филосо-ией, а также с философией эпохи Возрождения и с англ. материализмом 1-й половины 17 века.

По окончании Лейпцигского ун-та Л. поступает на службу в качестве юриста к майнцскому курфюрсту (1668). В 1672 едет в Париж с дипломатическими поручениями, знакомится там с рядом выдающихся мыслителей и ученых (Арно, Гюйгенс, Мальбранш и др.), занимается в Париже научной работой. Посещает Лондон, где встречается с Ньютоном, избирается членом Королевского общества. В 1676 поступает на службу к ганноверскому (брауншвейг-люнебургскому) герцогу в качестве библиотекаря и историографа. Совершает путешествие в Австрию и Италию в качестве дипломата и историографа. По его инициативе в 1700 основывается Академия наук в Берлине, в которой он был первым президентом. При своих встречах с Петром I он пропагандирует идею распространения просвещения в России и выдвигает мысль о создании Петербургской академии наук.


При 'жизни Л. из его больших философских работ в печати появился только богословско-философский трактат «Теодицея» («Защита бога») (Амстердам, 1710). «Новые опыты о человеческом разуме», написанные еще в 1704, напечатаны впервые лишь в 1765. «Монадология», написанная в 1714, издана в 1720.

Философия Л. возникла в экономически и политически отсталой Германии конца 17 в. в условиях уродливого полупатриархального абсолютизма. Слабость зарождавшейся нем. буржуазии была причиной того, что ее идеологи не могли выдвинуть вопроса о коренном политическом переустройстве и стали на путь компромисса с феодально-бюрократическими элементами. Эти особенности бурж. развития Германии нашли свое выражение во внутренних противоречиях философского мировоззрения Л., сочетающего в себе феодальные традиции и бурж. тенденции развития передовых стран Европы того времени. Л. стремится примирить протестантизм и католицизм, идеализированное феодальное государство с бурж. началами естественного права (царство природы), религию и науку, механическое объяснение природы и телеологию, рационализм и эмпиризм. Примиренческий характер общественно-политического миросозерцания Л. нашел свое выражение в его положении о том, что «сотворенный мир» является «лучшим из всех возможных миров». Этот оптимизм Л., защищающий бога как творца лучшего мира, был осмеян Вольтером (в «Кандиде»).

Сам Л. называет свою философию «перспективным центром», в к-ром объединяются все :елософские направления. В основе философий системы Л. лежит учение о субстанции как состоятельной простой сущности. Самостоя----ьные духовные простые субстанции, или, еьз их называет Л., монады, наделены спо-■'еостью деятельности и составляют «истин-

- атомы природы», элементы вещей (ср. ари-

- '-левские энтелехии). Они вечны и неуни-чтожимы. Они не могут возникнуть или погибнуть естественным путем. Их возникновение“ есть результат беспрерывных излучений центральной монады, бога; они могут быть уничтожены только сверхъестественным путем. Монады • не могут изменяться под внешним воздействием. «Монады вовсе не имеют окон, через-которые что-либо могло бы войти туда или оттуда выйти» (Лейбниц). Монады строго индивидуальны, ибо никогда не бывает, по мнению Л.,, в природе двух существ, к-рые были бы совершенно одинаковы. Между монадами нет реального взаимодействия, но есть «гармония». Эта гармония «предустановлена», она—результат акта божества. Каждая монада представляет собой «живое зеркало вселенной». Монады активны, поскольку они обладают отчетливыми представлениями, и пассивны, поскольку имеют смутные представления. Смутные представления свойственны низшим монадам (в таком состоянии находятся монады неорганического и растительного мира), высшие монады (в человеке) достигают ясного понимания действительности, апперцепции. Между высшими и низшими монадами нет скачков; мир подчиняется: закону непрерывности. В учении Л. о монадах метафизика (сверхъестественное возникновение и уничтожение монад, учение о предустановленной гармонии) переплетается с элементами диалектики, признанием изменяемости субстанции, наделением ее самостоятельностью, попыткой, хотя и в идеалистич. виде, осмыслить связь единичного с бесконечным. «Лейбниц,— указывал Ленин,-—через теологию подходил к_принципу неразрывной (и универсальной,, абсолютной) связи материи и движения» (Ленин, Философские тетради, М., 1936, стр. 77)..

Учение Л. о монадах отражает в идеалистической форме успехи естествознания 17 в., открытие недоступных простому глазу ничтожно-малых микроскопических организмов (Левенгук и др.) и введение в математику анализа, бесконечно-малых. Теоретическое обоснование своему учению Л. стремится дать формальнологическим путем, исходя из положений, что субстанция как исходное начало всего сущего должна отличаться абсолютной простотой и неделимостью и должна обладать способностью-действия, или самодеятельностью.

Как простая сущность монада, по Л., не может находиться в пространстве, занимать место, быть протяженной, так как все простран» ство делимо до бесконечности. Поэтому монада, согласно взглядам Л., представляет собой метафизическую точку. Так как материя, по господствовавшим в 17 в. представлениям, пассивна, не обладает способностью к деятельности: (картезианцы, ньютонианцы), то монада представляет духовную субстанцию, так как только-духу, по взгляду Л., присуща способность непрерывной деятельности.

В области логики Л. ставит задачу разработать метод исследования и открытия новых; истин. Следуя рацноналистически-метафизиче-скому методу, Л. пытается процесс открытия новых истин свести к искусству комбинации нескольких основополагающих истин. Л. выдвигает идею создания «алфавита мыслей», к-рый дал бы возможность также классифицировать истины, как аристотелевские категории дают возможность классифицировать понятия. Он приходит к мысли о создании всеобщей науки или «всеобщей характеристики», которая путем системы знаков для мыслей (наподобие цифр»




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.