303    ПЛАТОН    304

Произведения П. до нас дошли почти падкостью. Все они, кроме писем, носят диалогическую форму. Они могут быть разделены на три группы. К первой группе т.н.сократических диалогов следует отнести «Ион», «Апология Сократа», «Критон*,«Протагор»и др.В этих произведениях П. в значительной мере находится еще под влиянием Сократа. Ко второй группе относятся такие диалога, как «Пир», «Федон», «Государство*, «Федр», «Теэтет», «Политик* и др. В них излагаются основы платоновской теории идей, учение о диалектике, социальные взгляды П. Переходными диалогами от второй группы к третьей, в к-рых П. начинает пересмотр своих взглядов, являются «Парменид» и «Софист». Третью группу составляют диалоги «Филеб», «Тимей*, «Законы* и др., где П. продолжает пересмотр своих теорий.

Основа философии П.—теория идей. Уже Сократ направил свою мысль на поиски общих определений. П., развивая его мысли, пришел к заключению, что общие определения имеют своим предметом не чувственные вещи, непрестанно изменяющиеся, а нечто другое, неизменное, лежащее над миром чувственных вещей. Этот неизменный мир вечных сущностей П. назвал миром идей. Этот мир, по П., и является миром подлинного бытия. Мир же чувственных, вечно меняющихся вещей не имеет подлинного существования. Он есть мпр становления, в нем бытие переплетается с небытием. Момент бытия обусловлен тем, что чувственный, космос приобщен к миру идей, а момент небытия тем, что он возник из материи (к-рая П. идеалистически приравнивается к небытию). Мир вещей представляет собой, по П., мир теней, вещи—это бледные копии идей, отраженных в зеркале небытия, материи.

Единственным источником познания идей П. считает размышление: идеи «мыслятся, но не видятся». Внешним чувствам не отводится у П. места в качестве источника познания идей. Лишь с помощью чистого размышления самого по себе можно уловить чистую сущность каждой вещи самой по себе, т. е. идею. И наши внешние чувства способны воспринимать вещи только благодаря этому предварительному знанию чистых сущностей, идей вещей. Так, равные вещи мы можем воспринимать благодаря тому', что мы знаем, чтб такое равенство само по себе. Для объяснения возможности познания идей П. выдвигает теорию припоминания (анамнезиса). По П., знание идей бессмертные души приобретают в потустороннем мире, где они пребывают до своего земного существования. Люди, познавая, лишь припоминают то, что души их видели в мире идей. Знание есть связная совокупность или система понятий. Соответствующие им идеи также составляют упорядоченную систему, которая возглавляется высшей идеей—идеей блага. Таким образом, по П., действительно истинным миром является лишь мир идей, мир неосязаемых, вечных и неподвижных сущностей. Только мир идей является объектом истинного знания. Мир же чувственных вещей является предметом «мнения», ибо он текуч, вечно изменяется.

Таковы основы теории идей, изложенные в «Федоне» и «Государстве». Однако в дальнейшем, в диалогах «Парменид» и «Софист», П. вносит изменения в свою теорию идей. Он пытается сблизить оба мира—идей и вещей. В сферу идей (истинного бытия) вводится идея небытия как принцип различения идей. Теперь оказывается, что бытие не тать ко покоится, но п движется («Софист*). В еще батее позднем диалоге «Тимей» и в устном преподавании П. (о котором мы имеем представление по возражениям Аристотеля в его «Метафизике*) идеи превращаются в идеальные числа, и вся теория идей П. получает пифагорейскую окраску.

Познание сверхчувственного мира идей происходит, по П., при помощи диалектики. Сущность диалектики, по П., заключается в анализе предмета беседы и во вскрытии противоречии в мысли. Диалектика постигает идеи лишь с помощью разума, не прибегая к внешним чувствам. Диалектиком называется тот, кто «схватывает основу сущности каждой вещи». Диалектический метод стремится вскрыть тождество и раатичие, разрешить проблему взаимоотношения единого и многого, прибегает к гипотезам для объяснения предмета исследования. Основной порок «диалектики* П. заключается в ее назначении познать сверхчувственные сущности, идеи, т. е. плод фантазии самого П. Пл сгон придает своей диалектике не только теоретическое значение. Постижение пира идей (которые сами находятся в «диалектической* связи и увенчиваются идеей блага) способствует «очищению» («катарсису») души человека. Подъем души к царству подлинной красоты и истины возможен, по П., лишь благодаря философскому Эросу (любви), который влечет за собой человека н заставляет его постепенно переходить от созерцания чувственных предметов к пх вечной основе—идеям.

Еще Аристотель в своей «Метафизике» указывал, что самым уязвимым пунктом философии П. была проблема взаимоотношения сверхчувственного мира идей и мира вечно меняющихся, преходящих вещей. Ленин подчеркивает, чуо «критика Аристотелем „идей“ Платона есть критика идеализма, как идеа-л и з м а вообще» («Философские тетради», стр. 288). «Прехарактерна и глубоко интересна (в начале Метафизики) патемнка с Платоном и „недоуменные“ прелестные по наивности вопросы п сомнения насчет чепухи идеализма* (там же, стр. 332). Указывая на критику, к-рои подверг Аристотель Пифагорово учение о числах и учение Платона об идеях, Ленин гениально вскрывает гносеологические корни вообще всякого идеализма: «Подход ума (человека) к отдельной вещи, снятие слепка (=понятия) с нее не есть простой, непосредственный, зеркально-мертвый акт, а сложный, раздвоенный, зигзагообразный, включающий в себя возможность отлета фантазии от жпзнп; мало того: возможность превращения притом незаметного, несознаваемого человеком превращения) абстрактного понятия, идеи в фантазию (в последнем счете=бога). Ибо и в самом простом обобщении, в элементарнейшей общей идее („стол“ вообще) есть известный кусочек фантазии* (там же, стр. 336). Именно так и шел у П. процесс образования идей. Общие понятия, оторванные от реального мира, превратились у П. в метафизические сущности, в особый сверхчувственный мир идей. Этот сверхчувственный мир П. объявил истинно существующим, а действительность—миражем. Все было поставлено на-голову, настежь открыты двери в царство мистики. В своем конспекте лекций Гегеля по истории философии Ленин подчеркивает архивздорную мистику




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.