923    РАЗВИТИЕ    924

шится сама собой, самотеком. За победу нового надо упорно, мужественно п самоотверженно бороться. Большевистская партия показала пример борьбы за победу нового, за победу социализма над капитализмом. «Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляет закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетенными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление. Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнета может быть осуществлено не путем медленных измененией, не путем реформ, а только лишь путем качественного изменения капиталистического строя, путем революции. Значит, чтобы не ошибиться в патетике, надо быть революционером, а не реформистом... Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, тсгясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением. Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их п разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить ее до конца. Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непрнмиртгую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику „врастания“ капитализма в социализм» [«Краткий курс истории ВКП(б)», 1938, стр. 105—106].

Идея текучести, всеобщей изменчивости вещей в зародышевой форме была намечена еще в наивной диалектике древнегреческих мыслителей. Однако эта идея не была и не могла быть, при уровне развития наук того времени, доказана и обоснована, она являлась тогда результатом лишь непосредственного созерцания. «Когда мы мысленно рассматриваем природу или человеческую историю, или нашу собственную духовную деятельность, то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения соединений и взаимодействия, в которой ничто не остается неподвижным и неизменным, а все представляется движущимся, изменяющимся, возникающим и исчезающим. Таким образом, мы видим сперва общую картину, в которой частности еще более или менее стушевываются, мы больше обращаем внимание на ход движения, на переходы и сцепления, чем нат о, что именно движется, переходит, сцепляется. Этот первоначальный, наивный, но по существу правильный взгляд на мир был присущ древне-греческой философии и впервые ясно выражен Гераклитом... Несмотря, однако, на то, что этот взгляд верно схватывает общий характер всей картины явлений, он все же недостаточен для объяснения частностей, составляющих ее, а пока мы не знаем их, нам не ясна и общая картина. Для того, чтобы изучить эти частности, мы должны изъять их из их естественной или исторической связи и, рассматривая каждую порознь, исследовать ее свойства, ее частные причины, действия и т. д. В этом состоит прежде всего задача естествознания и истории, т. е. тех отраслей науки, которые, по вполне понятной причине, занимали у греков классических времен лишь второстепенное место, потому что грекам нужно было раньше накопить необходимый для этого материал» (Энгельс. Анти-Дюринг, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. XIV', стр. 20—21).

Для торжества идеи Р. потребовался длительный период накопления фактических знаний о природе и обществе. «Разложение природы на отдельные ее части, разделение различных явлений и предметов в природе на определенные классы, анатомическое исследование разнообразного внутреннего строения органических тел,—все это было основой тех исполинских успехов, которыми ознаменовалось развитие естествознания в последние четыре столетия. Но тот же способ изучения оставил в нас привычку брать предметы и явления природы в их "обособленности, вне их великов общей связи, и в силу этого—не в движении, а в неподвижном состоянии,не как существенно изменяющиеся, а как вечно неизменные, не живыми, а мертвыми. Перенесенное Бэконом и Локком пз естествознания в философию, это мировоззрение создало характерную ограниченность последних столетий: метафизический способ мышления» (Энгельс, там же, стр. 21). И вместе с тем анализ отдельных вещей быт необходим дтя уяснения внутр. связи и единства мира. «Надо было исследовать предметы, прежде чем можно было приступить к исследованию п р оцессов. Надо было сперва узнать, чтб такое данный предмет, а потом уже изучать те изменения, которые в нем происходят... Когда же изучение отдельных предметов подвинулось так далеко, что можно было сделать новый решительный шаг вперед, т-. е. приступить к систематическому исследованию тех перемен, которые происходят в этих предметах, тогда и в философской области пробил смертный час старой метафизики» (Энгельс, Людвиг Фейербах, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. XIV, стр. 664—665). В этом Энгельс видит историческое оправдание метафизики. Первую брешь в метафизическом взгляде на мир пробил Кант своим учением о происхождении солнечной системы из вращающейся туманности. Вторым ударом по метафизике были открытия в геологии и палеонтологии. В конце 18 и начале 19 вв. был совершен целый ряд важнейших открытий и изобретений, подорвавших старый, метафизический взгляд на мир. Но решающее значение для торжества идеи Р. имели «три великих открытия»—закон сохранения и превращения энергии (Майер, 1842), открытие клетки (Шлейден и ТТТванн, 1838—39) и эволюционная теория (Ламарк и Дарвин). Открытие закона превращения энергии показало, что «все так называемые силы,—действующие прежде всего в неорганической природе: механическая сила и ее дополнение, так называемая потенциальная энергия, теплота, лучистость (свет и лучистая теплота), электричество, магнетизм, химическая энергия,—представляют собой различные формы проявлений всемирного движения, формы, которые переходят одна в другую...и все движение в природе сводится к 'непрерывному процессу превращения одной формы в другую» (Энгельс, там же, стр. 665). Открытие закона сохранения и превращения энергии доказывало единство мира, связь и взаимный переход одних форм в другие. Открытие клетки установило связь и единство всех видов растений и животных и подготовило эволюционную теорию. Дарвин доказал, «что окружающие нас теперь организмы,




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.