929    • РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИЗМА ОТ УТОПИИ К ПАУКЕ>    930

в «Ревю социалист», а затем в 1880 вышла в Париже отдельным изданием под заглавием «Социализм утопический и социализм научный».

В этой гениальной работе Энгельс раскрывает социальные корни возникновения научного социализма, историческую роль пролетариата как создателя нового, коммунистического общества, принципиальное отличие научного социализма от всех предшествующих учений и вместе с тем показывает, что научный социализм сложился на основе всего того ценного, что дала предшествующая история научной и философской мысли. В первой-главе Энгельс дает краткую характеристику мировоззрения французских просветителей 18 в., которые выступали с критикой феодального строя, деспотизма, гнета церкви, всяческого мракобесия с позиций разума. Энгельс показывает, что это царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии. Затем Энгельс останавливается на взглядах великих социалистов-утопистов: Сен-Симона, Фурье и Оуэна. Он вскрывает социальные корни нена-учности и фантастичности их теорий преобразования общественного строя: «Решение общественных задач, еще скрытое в неразвитых экономических отношениях, приходилось создавать из головы* (Энгельс, Развитие социализма от утопил к науке, в кн.: Маркс К.-и Энгельс Ф., Сочинения, т. XV, стр. 512). Вместе с тем Энгельс показывает те гениальные мысли , которые прорывались у соцпалнстов-утопн-стов сквозь фантастический покров их ученпй (глубокая критика капиталистического строя, Данная Фурье, высказанная Сен-Симоном в зародышевой форме мысль об отмене государства и др.).

Во второй главе Энгельс дает характеристику Диалектики, противопоставляя ее метафизике. Определив историческое место метафизики, Энгельс прослеживает затем, как дальнейшее развитие науки подводило к отрицанию метафизики п замене ее диалектикой. Величайшей заслугой Гегеля было то, что он «впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии , и попытался проследить взаимную внутреннюю связь этого движения и развития* (там же, стр. 523). Однако диалектика Гегеля была идеалистической, «предметы и их развитие представлялись ему лишь воплощением „Идеи“, существовавшей каким-то образом еще до сотворения мира» (там же, стр. 524). Энгельс вскрывает внутреннее противоречие между системой и методом Гегеля. Из всего дальнейшего изложения, данного Энгельсом, вытекает, что единственно правильный, научный метод—материалистическая диалектика, обобщившая все развитие научной мысли,—могла быть открыта только идеологами самого последовательно-революционного класса—идеологами пролетариата. Энгельс показывает, что благодаря двум открытиям—благодаря материалистическому пониманию истории и разоблачению тайны капиталистического производства посредством открытия теории прибавочной стоимости—социализм стал наукой.

«Социализм уже не казался теперь случайным открытием того или другого гениального ума, а явился неизбежным следствием борьбы двух исторически возникших классов — пролетариата и буржуазии. Его задача состояла уже не в том, чтобы сконструировать возможно более совершенную общественную систему, а в том, чтобы исследовать историко-экономический процесс, необходимым следствием которого явились эти классы и их взаимная борьба, и чтобы в экономическом положении, созданном этим процессом, найти средства для разрешения конфликта» (там же, стр. 526).

В третьей главе Энгельс вкратце излагает сущность материалистического понимания истории. Он указывает, что «коренные причины всех общественных изменений и политических переворотов нужно искать не в головах людей, не в растущем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способов производства и обмена» (там же, стр. 528). Показывая далее ход развития общества начиная со средневековья, Энгельс дает блестящий диалектико-материалистический анализ капитализма. Он вскрывает основное противоречие капиталистич. общества—противоречие между общественным характером производства и частным присвоением, к-рое выражается в крайнем обострении антагонизма между буржуазией и пролетариатом, в противоположности между организацией производства на отдельных фабриках и анархией производства во всем обществе, в периодических все более ужасных кризисах, к-рые являются свидетельством того, что это противоречие между общественным производством п капиталистич. присвоением доходит до бурного взрыва. Энгельс показывает, как все больше и больше обнаруживается неспособность капиталистов управлять выросшими производительными силами, как капиталисты становятся паразитическим классом, занимаются лишь получением прибылей, стрижкой купонов, игрой на бирже. Особенно ярко это проявляется тогда, когда сами капиталисты, вынужденные частично признать общественный характер производительных сил, обращают Крупные средства производства и сообщения в собственность акционерных компаний, трестов и государства. «Если кризисы вскрыли неспособность буржуазии к дальнейшему управлению современными производительными силами, то переход крупных производственных предприятий и средств сообщения в руки акционерных компаний, трестов и государства доказывает ненужность буржуазии для этой цели. Все общественные функции капиталистов исполняют теперь наемные служащие. Для 'капиталиста не осталось другой общественной деятельности, кроме загребания доходов, стрижки купонов и игры на бирже, где различные капиталисты отнимают друг у друга капиталы >> (там же, стр. 540). Научный социализм есть не что иное, как мысленное отражение этого все обостряющегося конфликта между производительными силами и способом производства. «Современный социализм есть не что иное, как отражение этого фактического конфликта в мышлении, его идеальное отображение в головах прежде всего того класса, который страдает от него непосредственно,—рабочего класса* (там же, стр. 529).

Заключительная часть работы Энгельса показывает, что только пролетарская революция сможет разрешить противоречия капитализма, что именно пролетариат призван историей создать новое общество, освободив производительные силы от оков капиталистических производственных отношений. «Только с этого момента,—говорит Энгельс,—люди начнут сами впалые сознательно творить свою историю,


М. С. Э. т. VIII.    зо



Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.