121 ПЕРЕРАСТАНИЕ ЕУ ТЖ,-ДЕМОКРАТ ИЧ. РЕВОЛЮЦИИ В РЕВОЛЮЦИЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ 122

Стратегический лозунг партии в период подготовки социалистич. революции Ленин сформулировал так: «Пролетариат д о л -' жен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчи в о стькрестьянства и мелкой буржуазии» (Соч., т. VIII, стр. 96). Таким образом, восстанавливая гениальные положения Маркса о непрерывной революции и о сочетании крестьянского революционного движения с пролетарской революцией, Ленин развивает их дальше и перерабатывает в стройную теорию социалистич. революции, «вводя в дело новый момент, как обязательный момент социалистической революции, — союз пролетариата и полупролетарских элементов города п деревни, как условие победы пролетарской революции» [«Краткий курс истории ВКП(б)», 1938, стр. 72].

В своих Апрельских тезисах в 1917 Ленин, в полном соответствии с разработанной им еще в 1905 теорией перерастания, дает гениальный план борьбы партии за, переход от буржуазно-демократич. революции к революции социалистической, конкретный план приступа к переходу от первого этапа революции ко второму этапу—к этапу социалистич. революции. Первая и вторая русские революции подтвердили правильность ленинской теории перерастания. Впоследствии Ленин в своей книге «Пролетарская революция и ренегат Каутский* писал: ♦Вышло именно так, как мы говорили. Ход революции подтвердил правильность нашего рассуждения. Сначала вместе со „всем“ крестьянством против монархии, против помещиков, против средневековья (и постольку революция остается буржуазной, оуржуазно-демократическойл Затем, вместе с беднейшим крестьянством, вместе с полупролетариа-том, вместе со всеми эксплуатируемыми, против капитализма, в том числе против деревенских богатеев, кулаков, спекулянтов, и постольку революция становится с о ц и а -листическо ю.Йытаться поставить искусственную китайскую стену между той и другой, отделить их друг от друга чем-либо иным, к р о -м е степени подготовки пролетариата и степени объединения его с деревенской беднотой, есть величайшее изврашение марксизма, опошление его, замена либерализмом* (Сочинения, т. XXIII, стр. 391).

Ленинская теория разбила в прах тактические установки партий 2 Интернационала и русских ’ меньшевиков, к-рые исходили из того, «что после буржуазной революции крестьянские массы, в том числе и бедняцкие массы,— должны обязательно отойти от революции, ввиду чего после буржуазной революции должен наступить длительный период переры-в а, длительный период замирения“ в 50—100 лет, если не больше, в продолжение которого пролетариат будет „мирно“ эксплуатироваться, а буржуазия—„законно“ наживаться, пока не наступит время для новой, социалистической революции.

Это была новая теория социалистической революции, осуществляемой не изолированным пролетариатом против всей буржуазии, а пролетариатом—гегемоном, имеющим союзников в лице полупролетарских элементов населения, в лице миллионов „трудящихся и эксплуатируемых масс“.

По этой теории гегемония пролетариата в буржуазной революции при союзе пролетариата и крестьянства должна была перерасти в гегемонию пролетариата в социалистической революции при союзе пролетариата и остальных трудящихся и эксплуатируемых масс, а демократическая диктатура пролетариата и крестьянства должна была подготовить почву для социалистической диктатуры пролетариата.

Она опрокидывала ходячую теорию западноевропейских социал-демократов, отрицавших революционные возможности полупролетарских масс города и деревни и исходивших из того, что „кроме буржуазии и пролетариата мы не видим других общественных сил, на которые могли бы у нас опираться оппозиционные или революционные комбинации“ (слова Плеханова, типичные для западно-европейских социал-демократов).

Западно-европейские социал-демократы считали, что в социалистической революции пролетариат будет один, против всей буржуазии, без союзников, против всех непролетарских классов и слоев. Они не хотели считаться с тем фактом, что капитал эксплуатирует не только пролетариев, но и миллионы полупролетарских слоев города и деревни, задавленных капитализмом и могущих быть союзниками пролетариата в борьбе за освобождение общества от капиталистического гнета. Поэтому западно-европейские социал-демократы считали, что условия для социалистической революции в Европе еще не созрели, что эти условия можно считать созревшими лишь тогда, когда пролетариат станет большинством нации, большинством общества в результате дальнейшего экономического развития общества» [«Краткий курс истории ВКП(б)», 1938, стр. 72—73].

Победа социалистич. революции в нашей стране опровергла эту гнилую и антипролетар-скую установку партий 2 Интернационала и русских меньшевиков. В работе Ленина «Две тактики* не было еще прямого вывода о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране. Но в ней были заложены все или почти все основные элементы, необходимые для того, чтобы сделать рано или поздно такой вывод. Ленин к этому выводу пришел, как известно, в 1915 в своей известной статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы*.

Гнуснейшая разновидность меньшевизма, троцкисты выступили против ленинской теории революции и противопоставили ей «меньшевистскую „теорию перманентной революции“, которая лишь в насмешку над марксизмом могла быть названа марксистской теорией п которая отрицала возможность победы социалистического строительства в СССР» [«Краткий курс истории ВКП(б)», 1938, стр. 262]. Вслед за Лениным Сталин, разоблачая Троцкого и троцкизм, указывал на две стороны троцкистской «теории* перманентной революции— отрицание революционных возможностей крестьянства и неверие в силы и способность пролетариата, неверие в идею гегемонии пролетариата. В своей борьбе против ленинской теории революции Троцкий, Бухарин, Зиновьев, Каменев и др. скатились в лагерь контрреволюции и превратились в лютых врагов социа-

1 лизма, наемных агентов озверелого фашизма.




Запрещено использование материалов в коммерческих целях.
Вся информация представлена только для ознакомления.